Карина Солдатова: диагноз полностью перевернул мою жизнь и перекрыл путь к сцене

Карина Солдатова

…. карьера этой балерины только-только началась. Карине 19 лет. Всю жизнь девушка мечатала порхать на сцене и поступила в Академию имени Вагановой. Но год назад, на выпускном курсе, когда все балерины пробуют свои силы и ищут работу, случилось страшное: врачи диагностировали у Карины тяжелое онкологическое заболевание — острый мелобластный лейкоз. Девушка была вынуждена уйти из профессии и каждый день представляет, как снова вернется на сцену. После нескольких химиотерапий и лечения Карине сделали пересадку костного мозга. Была ремиссия, но раковые бласты внось активировались, и новый костный мозг перестал сопротивляться. Сейчас Карина ждет новой пересадки костного мозга в немецкой клинике.

Карина Солдатова:

— Закончился ещё один этап (35 дней в больнице, средневысокие дозы цитозара). Наверное, в этот раз физически перенести все это было легче, но не морально… Ещё никогда в жизни я не встречала смерть так близко, одно могу сказать точно, что никому такого не пожелаю, цените себя, своих родных и своё время!

Карина Солдатова

— Я родилась в городе Апатиты Мурманской области, с четырех лет занималась танцами и мечтала о балете. Когда мне исполнилось десять лет, я решила попробовать осуществить свою мечту. Дело в том, в Вагановское училище принимают только десятилетних, ни раньше, ни позже. Мы с мамой были в Петербурге только один день, проездом из отпуска, и у меня была одна-единственная попытка поступить в Академию русского балета имени Вагановой. Невероятно, но мне это удалось! Я поступила и окончила среднюю ступень. Но на выпускном курсе, когда все ищут работу и пробуют свои силы, заболела. Диагноз полностью перевернул мою жизнь и перекрыл путь к сцене.

Карину поддерживают друзья, знакомые и преподаватели академии. У девушки даже есть поклонники. Все они верят, что Карина вновь скоро вернется в профессию и получит работу мечты.

Карина Солдатова

Карина Солдатова

Карина Солдатова

Источник: www.rep.ru

Виктория Брилёва: "Музыку нужно "пропевать" телом

Яркая и энергичная Виктория Брилёва, восходящая звезда балета Мариинского театра, рассказала Voci dell’Opera о любимых хореографах, об отношении к классике и модерну, об амплуа, Петербурге и музыке.

Виктория Брилева артистка балета Мариинского театра
Фотограф Ирина Яковлева. Muah Лола Марзаганова. Платье от Ксении Русиной. Воздушные шары от компании “РАФИНАД”.

Виктория, у Вас прекрасные линии и такая гибкая спина. Не болит?

Спина, как и ноги, напоминает о себе особенно после трудного рабочего дня с репетициями и спектаклем. Больше всего ощущается при смешении модерна и классики, когда тело работает в разных режимах.

Вы одинаково хорошо танцуете и классику, и модерн. Не сложно ли каждый раз перестраиваться? И как у Вас так хорошо получается танцевать и то, и другое? Что важнее всего в классическом танце? А в модерне?

Спасибо за комплимент! Для меня проще исполнять танец модерн, свободную пластику. В модерне нет таких жёстких рамок и границ, как в классическом танце. В нём также есть чётко поставленная хореография, которую нельзя нарушать, но само тело в движениях чувствует себя более раскрепощено, на волне с музыкой.

В классике так не получится. В ней всё строго по правилам и канонам. Полный контроль эмоциональный и физический. Нужно исполнить все технические требования и не забыть про настроение, которое ты передаёшь зрителю. Потому что балет — это не спорт! Абсолютно согласна с фразой, которую часто употребляют профессионалы в балетном мире: “кто хорошо исполняет классику, тот справится и с модерном, и другими видами танца”.

Виктория Брилёва и Филипп Степин в балете "Инфра"
Виктория Брилёва и Филипп Степин в балете “Инфра”. Фотограф Ирина Туминене.

Кто Ваш педагог в Мариинском театре и кто был в Академии Русского балета? Есть ли у корифеев Мариинского театра свои педагоги? Как к Вам обращается педагог (Вика, Виктория, по имени и отчеству)?

Моим педагогом в Академии им. А.Я. Вагановой была в младших классах Ольга Дмитриевна Балтачеева (Искандерова), на выпуске — Ирина Александровна Ситникова. Сейчас я работаю с несколькими педагогами: Юрием Валерьевичем Фатеевым, Юлией Викторовной Махалиной и Еленой Викторовной Евтеевой.

Любую партию (соло или кордебалет) репетирует индивидуальный педагог. Он вводит новых артистов, “чистит” или вспоминает с уже исполнявшими ранее. И так получилось, что практически все сольные партии, которые я станцевала за эти годы, были подготовлены с этими замечательными педагогами. Своего личного наставника у меня пока нет, но надеюсь, что в скором будущем он появится.

Обращаются ко мне всегда по-разному. В зависимости от настроения, как мне кажется, но, конечно же, по имени!

Виктория Брилева танцует Фригию в балете "Спартак"
Виктория Брилёва в балете “Спартак”. Фотограф Владимир Хомяков.

В каких пуантах Вы танцуете?

Работаю в пуантах Gaynor Minden.

Важно ли балерине быть музыкальной? Что подразумевает это понятие?

Без музыки нет балета. Нет музыки — нет танца. Музыку нужно не только слушать и слышать, попадая в такт,  но и чувствовать, “пропевать” всем телом. Очень важно в балете быть музыкальным, “вести ” дирижера, а не “бежать” за ним. Зачастую тот темп, в котором мы репетируем в зале, отличается от того, что слышишь на спектакле, и приходится корректировать свои отработанные, привычные движения под заданный ритм. Не изменяя хореографию, конечно! В этом случае сложнее всего кордебалету.

Кто Ваш любимый хореограф?

Для меня Гений — Баланчин! Его хореография не перестает меня восхищать своей музыкальностью, структурой и стилем танца. Из современных хореографов, работающих в современной пластике (модерн, неоклассика) хочу выделить, конечно же, Уильяма Форсайта, Иржи Килиана, Анжелена Прельжокажа. Прекрасные балеты у Алексея Ратманского. Каждый год на мастерской молодых хореографов очень радуют своими постановками Владимир Варнава, Юрий Смекалов , Эмиль Фаски, Максим Петров. У многих из них появились талантливые работы за эти годы (работы в театре). Желаю им дальнейших успехов.

Виктория Брилева в балете "Бахчисарайский фонтан"
Виктория Брилёва в балете “Бахчисарайский фонтан”. Фотограф Светлана Аввакумова.

Кто Ваш любимый партнер?

У меня нет любимого партнера. Все партнеры, с которыми я работала и танцую сейчас, Профессионалы с большой буквы!  И очень хорошие люди, которые помогают и поддерживают во всех планах: как на сцене в танце,  так и вне рабочего процесса! И я благодарна им за это! Кого-то из них выделять как лучшего я не буду.

Существует ли дружба между балеринами?

Я считаю, что между балеринами дружба существует. Многие наши артистки балета (кордебалет, солистки) дружат, общаются, поддерживают в сложных ситуациях. У меня есть две хорошие подруги-балерины!

Хотите ли Вы быть прима-балериной? Станете ли, как Вы считаете? Что для этого Вам нужно сделать?

Прима-балерина  — очень ответственный статус, и, мне кажется, желаемый для многих артисток балета. Меня не привлекает само значение “прима”, мне больше интересен сам процесс и результат труда, который виден на сцене.  Сейчас очень много балетных трупп, в которых танцуют примы, и их танец соответствует уровню их труппы (которое допускает руководство). Без сомнения, наши прима-балерины — лучшие в балетном мире. Смотря на них, не только восхищаешься их мастерством и талантом, но и  учишься, применяя на себе какие-то профессиональные нюансы. И обладая даже небольшими данными, трудолюбием, умом, терпением и любовью к своему делу, можно достичь таких высот. Ну и удача тоже не помешает!

Виктория Брилева артистка балета Мариинского театра
Фотограф Ирина Яковлева. Muah Лола Марзаганова. Платье от Ксении Русиной. Воздушные шары от компании “РАФИНАД”.

Верите ли Вы в амплуа? Какое у Вас амплуа?

Интересный вопрос. Амплуа, как мне кажется, должно быть у артиста. Сейчас начали гнаться за количеством ролей, а не за их качеством. Хочется танцевать всё и много. Как в спорте  — выше, быстрее, сильнее. Но балет — это синтетическое искусство, требующее углубленной работы, проработки образа, состояния и.т.д. Я думаю, что сам артист должен осознавать, какое у него амплуа, какие партии ему подходят больше, а за какие лучше не браться или “дойти” до них позже. Определиться в этом многим помогают педагоги.

Хоть я и довольно позитивный человек, амплуа у меня, как мне кажется, лирико-драматическое. Рост довольно высокий, и танцевать бравурные, весёлые танцы не получается так же хорошо, как это делают девушки ниже меня. А иногда очень хочется, но понимаю, что это будет просто смешно.

Раньше, лет 15-20 назад, существовала более четкая градация артистов по ролям, которые они стабильно исполняли в течение всей карьеры. Сейчас это стало более размыто. Выходим за рамки, пробуем новое. Конечно, это не плохо, главное — знать меру!

Любите ли Вы балерин прошлого? Если да, то кого особенно?

Я не могу для себя выделить какую-то одну балерину из прошлого века. Они все были звездами и великолепно танцевали. В то время была другая эстетика танца, которой можно только удивляться и восхищаться!

Виктория Брилева в балете "Баядерка"
Виктория Брилёва в балете “Баядерка”. Фотограф Саша Гуляев.

О какой роли Вы мечтаете? Что готовите в ближайшее время?

Кармен — то, что бы мне хотелось исполнить. Я думаю, что это “моё”. Ближайший мой дебют — это партия Сирены в балете “Блудный сын” .

Волнуетесь ли Вы перед выходом на сцене?

Конечно, особенно когда танцую дома, в Мариинском театре. На исторической сцене особая атмосфера. На ней чувство ответственности увеличивается в разы, и перебороть волнение практически невозможно.

Ваш любимый балетный герой? Мужчина мечты? Есть ли такой?

Балетный герой? Мужчина? Скорее, нет!

Придерживаетесь ли Вы диеты? Ваше любимое блюдо?

Ограничения в еде есть, это уже как привычка. Не увлекаюсь плотными ужинами, а завтрак стабильный, сытный. Поменьше сладкого, побольше овощей и фруктов. Больше всего люблю сырники.

Какая у Вас музыка в плейере?

Музыки в моем плейлисте много, и она очень разноплановая. В ней есть всё: и классика, и поп, и даже мантры. Музыка очень сильно может повлиять на моё настроение. Без неё никуда.

Виктория Брилёва в балете "Драгоценности" "Рубины"
Виктория Брилёва в балете “Драгоценности” (“Рубины”). Фотограф Светлана Аввакумова.

Вы такая живая и позитивная. Не считаете ли Вы, что Ваш темперамент больше подходит Большому театру и Москве, а не сумрачному Петербургу? Считаете ли Вы себя весёлым талантом?

Спасибо за комплимент! Да, на самом деле, я довольно позитивный, весёлый человек! Без юмора жить, как мне кажется, очень тяжело. Санкт- Петербург — мой любимый город, а Мариинский театр — любимый театр и,  несмотря на климат и количество работы, к которому я привыкла, не перестаю в этом убеждаться! Москва меня не привлекает. Может быть, пока я не оценила её по достоинству, для меня это какой-то другой мир!

Ваши любимые места в Петербурге?

В Петербурге я люблю гулять по набережной Невы от Дворцового моста до Троицкого. Самый центр, пригород — это любимые парки Павловск и Петергоф. Не перестаю восхищаться любимым Петербургом в любую погоду.

Вы уже любили как Жизель?

Да, мне кажется, что такие чувства я уже испытывала!

Виктория Брилёва в балете "Баядерка"
Виктория Брилёва в балете “Баядерка”. Фотограф Саша Гуляев.

Как Вы проводите свободное время? Вы занимаетесь йогой?

Свободного времени у меня почти нет, так как я параллельно учусь в АРБ им. Вагановой на педагогическом отделении (магистратура). А йогой раньше я занималась больше, чем сейчас. Это очень интересная и эффективная методика  как укрепления, так и расслабления тела. Конечно, здорово заниматься йогой с учителем, но пока на это не хватает времени.

Любите ли Вы оперу? Как часто посещаете оперные спектакли?

Сейчас я не читаю себя большой любительницей оперы. До этого, мне кажется, надо “дойти”. Но оперы “Кармен” и “Евгений Онегин” я слышала в нашем театре не раз, и мне очень понравилось. Думаю, надо изучать репертуар дальше.

Виктория Брилева - артистка балета Мариинского театра
Фотограф Ирина Яковлева. Muah Лола Марзаганова. Платье от Ксении Русиной. Воздушные шары от компании “РАФИНАД”.

Источник: http://www.vocidellopera.com

Авторы: Евгений Шатков, Юлия Пнева

Япония глазами воспитанников и студентов Академии

Путешествие в «невиданную даль» от дома всегда должно знаменоваться чем-то масштабным, получением памятных красочных ощущений, полезным опытом. Гастрольный тур учащихся Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой в Японию – событие действительно исключительное и долгожданное. Ребята побывали в десяти городах, и каждый из них оставил свой отпечаток в их памяти и сердцах. В Японии воспитанники и студенты Академии показывали «Щелкунчик» в хореографии В. И. Вайнонена. Продемонстрировать балет из фонда классического русского наследия перед такой публикой, как японцы, задача отнюдь не из легких. Путь был кропотливым и длинным, и начинался он еще задолго до поездки – в репетиционных залах нашей Академии. Своими впечатлениями о пребывании в Японии, начиная с посадки самолета в Иокогаме и заканчивая взлетом в аэропорту Токио, поделились сами студенты.

Какие остались впечатления о Японии? В каких местах побывали, что запомнилось?

Элеонора Севенард (7/II): Поездка была очень интересная, у нас было одиннадцать спектаклей в десяти городах. Конечно же, мы старались больше гулять, смотреть. Я в Японии была в первый раз, и на меня эта страна произвела впечатление!

Юлия Золотых (7/II): Наша поездка длилась двадцать один день, поэтому отметить что-то самое запоминающееся очень трудно. Могу сказать, что Япония покорила наши сердца! Люди, улицы, еда… Все настолько отличается от России, что было такое ощущение, что мы попали на другую планету! Мы побывали в десяти театрах, в десяти замечательных городах! К сожалению, не везде была возможность осмотреть город, но в Фукуи, Фукуоке, Токио, Нагое и Иокогаме мы нагулялись! Не могу не отметить целый день в токийском Диснейленде, наверное, это событие стало самым значимым для нас, так как оно было последним в нашем путешествии.

Знакомство у нас было с современной Японией, поэтому насладиться древней культурой нам не удалось. Одна из запланированных поездок к древним храмам у нас оборвалась по причине сильнейшего ливня, думаю, что это не случайно.

А теперь о японцах – это очень вежливый народ! Впервые с их вежливостью мы столкнулись в аэропорту: все улыбаются, кланяются, открывают двери – чувствуешь себя даже немного неловко со своим угрюмым лицом. В магазинах они что-то все время говорят и улыбаются, настолько доброжелательно они все преподносят, что ты заражаешься их добротой! И вечное их «аригато годзаимас!»  (с японского «спасибо большое» – прим. автора).

Александра Попова (I курс бакалавриата): Одиннадцать городов – как жаль, что так быстро пролетело время! Помню каждый город, каждый день, но особенно предпоследний, когда эмоции не были контролируемы. Все плакали. Все! Это были слезы от того, что мы покидали Японию, как родную страну. Это были слезы счастья пребывания здесь. Это были слезы того, что наш выпускной класс разлетится в разные стороны в этом году. И, как знать, соберёмся ли мы в этом составе ещё раз?

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Мария Труевцева (7/II): Япония мне очень понравилась! Одно слово – благодатная страна! Тут даже люди отличаются, принято и с незнакомцами здороваться!

Одно только жалко, мы не побывали ни на одной экскурсии. Была намечена одна – в заповедник, но она отменилась из-за сильного ливня. Мне очень понравилось в Иокогаме и в Фукуи – там потрясла природа. В Иокогаме окна отеля выходили на залив. Мы буквально попали из зимы в лето. В Японии было очень тепло, за исключением Фукуи – единственный город, в котором был снег. Очень понравился Киото – это такая культурная столица Японии. А ещё, по дороге в Нагасаки, кажется, мы проезжали открытый океан. Счастья – неимоверно!

Влада Бородулина (7/II): Так как мы часто меняли города, то практически не успевали насладиться, и все же мне запомнился памятник Хатико на станции Сибуя. Также удивил заснеженный город Фукуи.

Евгений Болоцких (5/9): Это, конечно, не описать словами, абсолютно другая жизнь! Невероятно приятные и доброжелательные люди. Очень чисто, но странно, что урны попадаются редко!

Арина Сухоруких (7/II): Поездка запомнилась тем, что мы были дружны, очень много гуляли. Для нас Япония – это совершенно другой мир. Всё по-другому, даже отношение людей друг к другу заметно отличается, нежели в России.

Я не могу сказать за всех – кто где был, мы просто гуляли, фотографировались везде, где только можно. Некоторые были в храмах «гром и ветер», там потрясающе красиво, очень масштабно.

Ну, конечно же, всеми любимый Диснейленд. Когда мы прилетели на самолете в Токио, а потом ещё ехали на автобусе до самого Диснейленда, все очень устали. Но когда мы зашли, усталость куда-то исчезла, у всех взрослых и детей засияли глаза. Потрясающие воспоминания остались – в этот день мы сами были как в сказке.

В день, когда мы уже должны были покидать Японию, все-все без исключения плакали от счастья, что мы были в замечательной стране все вместе, и от горя, что это все останется лишь на фотографиях и в воспоминаниях.

Дарья Резник (7/II): Поездка оставила незабываемые впечатления, все было необычно и интересно. Мне очень нравится Европа, но Япония меня покорила. Из городов больше всего мне понравились Иокогама, Токио, Нагоя и Киото – там очень старая архитектура, которая переплетается с современными зданиями. В Токио большое впечатление оставили небоскребы и памятник верному другу Хатико. Очень поразила их культура. Японцы доброжелательны, улыбчивы, вежливы и всегда готовы помочь. На улицах очень чисто и нигде не курят. Еще поразил Тихий океан, который оказался совсем не тихим.

Перелет

Перелет

В аэропорту

Дарья Ионова (6/I): Впечатления очень хорошие! Множество городов, другая культура, другие люди – всё было очень интересно и познавательно. Одиннадцать спектаклей – безграничный опыт! Иокогама – первый город, мы жили на берегу залива. Фукуи поразил нас невероятным количеством снега. Посетили Нагасаки. В Токио ехали на спектакль на метро, там же посетили Диснейленд. В Сибуя повидали памятник Хатико. Нагойя запомнился красивым старинным замком самураев.

София Воронова (7/II): С Академией мы посетили такие города, как Иокогама, Токио, Фукуока, Нагасаки, Фукуи, Нагоя, Киото. Первый город, Иокогама, поразил неимоверно чистыми улицами, особенной тишиной, которой я больше нигде не наблюдала! Жили мы около воды. Сразу бросилось в глаза, что это чистая-пречистая вода голубого цвета. Было такое ощущение, что дорожки на улице буквально моют щетками. Не было ни одной бумажечки, а если я где-то что и встречала, то думала, что “наши” оставили. Мы четыре раза летали между городам Японии. Я почти не спала, смотрела на эту красоту. Почти каждый день переезжали на автобусах, и что очень радовало, мы останавливались полюбоваться пейзажами, особенно океаном, который мы проезжали!

Было трудно перестраиваться с режимом – разница шесть часов. Все свободное время мы пытались выходить гулять, не важно, сколько было времени. На каждой улице есть свой храм! Мы учили их традиции и обычаи, могу сказать, что на меня «громовое» впечатление произвели их храмы! В магазины мы ходили очень-очень часто, общались на английском.

В последний день восемь часов провели в Диснейленде! И взрослые, и мы катались, как маленькие.

Ксения Галина (3/7): Было очень здорово! Особенно понравилось посещение Диснейленда. Мы все думали, что Япония это город национальных построек, а там все так современно. Мне очень понравились мои каникулы в Японии, и я хочу назад!

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Как вас кормили? Удалось ли попробовать что-то традиционно японское, и как вам эта еда?

Юлия Золотых: В отелях у нас были завтраки – нам предоставлялся выбор между обычной европейской кухней и японской. Например, я каждое утро ела мисо суп (мисо суп — продукт традиционной японской кухни – прим. автора), рыбу и водоросли. Мне повезло, что я обожаю японскую кухню. Один раз у нас был обед в традиционном японском ресторане… Отзывы смешанные. Рис, водоросли, сладкая картошка, мисо суп, японская котлета с какой-то слизью. Довольны остались далеко не все… Для удобства наши педагоги решили предоставить нам выбор – почти каждый день мы получали по 2000 йен на обед и ужин, поэтому мы могли сами выбирать, чем хотим питаться. По счастью, в местных супермаркетах есть огромное количество еды, так как местные японцы сами во время обеда или по пути домой любят перекусить. Так вот в этих магазинах мы могли взять роллы, салаты, вареные яйца, наборы для обеда – рис, курица или рыба, водоросли. В каждом магазине также есть кипяток и микроволновка, это очень удобно! Чаще всего мы любили пообедать японскими сладостями или испробовать разновидности японского мороженого. Я как любитель экспериментов попробовала все сладости со вкусом зеленого чая! Также мы отметили, что суши и роллы в Японии отличаются от наших русских.

Евгений Болоцких: Могу сказать точно – я не поклонник японской кухни. Не понимаю, как можно есть это? Замечательно, что у японцев очень много своеобразных традиций. Например, при входе в ресторан нужно обязательно разуваться и снимать верхнюю одежду. Вместо стульев у них подушки и стол высотой 35-40 см от пола.

Анастасия Яроменко (I курс бакалавриата): Лично я обожаю японскую еду.

Ксения Галина: Один раз нас кормили традиционной японской едой – не очень понравилось. Что-то мне напоминало глазные яблоки и кишки.

София Воронова: Куда бы ни заходили, нас обязательно накормят, напоят. Японцы безумно дружелюбные, и когда узнают, что мы русские, ещё больше начинают кормить.

И кормили хорошо! Был шведский стол – отдельно с японской едой, отдельно с европейской. Мы питались, чем хотели.

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Каково было выступать перед японской публикой, в чужой стране? Как вас принимали?

Элеонора Севенард: Японская публика, как нам говорили наши педагоги, очень много смотрит балетные спектакли, поэтому они понимают, когда хорошо, а когда плохо.

На спектаклях публика была очень доброжелательная, мне было особенно приятно, что после спектаклей они ждали нашего выхода у служебного входа, дарили подарки, многие из них неплохо говорили по-русски, что тоже было неожиданно.

Мария Труевцева: Да, согласна, что японцы очень «правильные». В Японии очень любят балет. Буквально за несколько дней до нас там закончились гастроли театра Якобсона, они, также как и мы, показывали «Щелкунчик», однако у них был ещё гала-концерт. Меня очень удивило, что половина зала сидела в гигиенических масках.

По моим представлениям, принимали нас очень тепло! Даже автографы просили. Особенно, на мой взгляд, удались последние два спектакля.

Дарья Ионова: Самое интересное, что в каждом городе нас принимали с такой душевной теплотой – словами не передать. После каждого спектакля японцы стояли у «черного входа» и поджидали нас, чтобы сфотографировать или просто поздороваться.

Александра Попова: Зрители потрясающие! Накал любви и доброжелательности к русской балетной школе неописуем. Фото поклонников после каждого спектакля, автографы всех участников, какие-то памятные сувениры и подарки, встреча у «черного входа», долгие аплодисменты – всё это оставляет глубокий отпечаток.

Мурат Ушанов (7/II): Публике очень нравились спектакли, но никто не кричал «Браво!», скорей всего у них так не принято. И громко аплодировали только в конце спектакля.

София Воронова: Чувствовалось, что публике нравилось, как мы танцуем. Сцена находилась буквально в двух шагах от зрителей, оркестровая яма была не во всех театрах, лишь в Киото и в Токио. Мы танцевали и видели, кто как реагирует, кто во что одет.

Дарья Резник: Мы выступали во многих театрах, и один был красивее другого. Японцы очень благодарные зрители – они с нами фотографировались, брали автографы, несмотря на то, какие мы партии исполняли – сольные или кордебалетные.

С японскими зрителями

С японскими зрителями

С японскими зрителями

Как проходили репетиции, спектакли?

Анастасия Яроменко: Необычно, все были взволнованы, но это нормально… Главное – результат.

Арина Сухоруких: Репетиции проходили довольно быстро – по месту, по музыке. Солисты репетировали, естественно, дольше, так как нужно привыкнуть к жесткому полу, и без поката.

София Воронова: Приезжали в театр, и сразу Николай Максимович собирал нас, чтобы развести весь балет на новой сцене. Очень внимательные гримёры и костюмеры. Как они все вытерпели, не знаю. Столько переодеваний, мы не успевали, переодевались быстро, они застегивали, зашивали…

Я в первом акте была пианисткой, а в третьем – исполняла русский танец или «розовый вальс». Большую Машеньку танцевала Севенард Эля. В «русском танце», в момент, когда мы сидим на сцене на тумбочках, смотрим все адажио… От мысли, что я учусь в самой лучшей школе, у самых лучших педагогов, танцую в Японии, представляя Россию, нашу Академию… Я просто сидела и плакала от счастья! Эля – самая лучшая Маша, смотрела на неё и плакала! Она – умничка!

Последний спектакль был в Киото – культурная столица – педагоги говорили, что это – самый ответственный спектакль. В конце спектакля на нас обрушился ливень разноцветного фейерверка – это самое запоминающееся, нас не могли выгнать со сцены. Мы «купались» в этом, заматывались… Чего мы только не делали!

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

Были ли какие-то трудности?

Анастасия Яроменко: Все было хорошо, мы жили в хороших отелях, выступали на больших и малых сценах. Конечно, нам было непривычно поначалу танцевать там, так как сцена в японских театрах намного жёстче, чем сцена Мариинского театра! Но со временем все привыкли.

Влада Бородулина: Очень много сил тратилось на частые переезды и перелеты из города в город, но, наблюдая красоты различных городов, как современных мегаполисов, так и древних построек, набираешься позитивной энергии.

Мария Труевцева: Трудностей никаких не было. Была хорошая организация.

В театре небольшим неудобством было то, что все сцены без поката. Очень удивило отношение работников сцены к выступающим – идешь за кулисами, а тебя пропускают, фонариком в ноги светят.

София Воронова: Трудно было то, что в каждом театре своя форма сцены. Мы привыкли к Мариинской – она большая, и много места. Были такие сцены, где было только две кулисы: одна на женской и одна на мужской стороне. Кулиса громко сказано – вход и выход.

У вас были спектакль с оркестром и под запись – почувствовали разницу?

Дарья Ионова: Да, было несколько спектаклей с оркестром, и разница колоссальная. Другая атмосфера абсолютно, и на сцене между артистами, и в зале. Когда танцуешь и видишь смычок дирижера, – мурашки по коже (лично у меня).

Влада Бородулина: Под оркестр танцевать спокойнее.

Как считаете, вы справились со своей задачей?

София Воронова: Я думаю, что да! По крайней мере, мы старались.

Элеонора Севенард: Наши педагоги в целом были довольны. Не знаю, справились ли мы на все сто процентов – всегда есть, над чем работать – но мы очень старались, чтобы наши спектакли запомнились зрителям!

Финал гастролей в Японии - Элеонора Севенард

Последний спектакль в Японии

Последний спектакль в Японии

Источник: АРБ им. Вагановой

Автор: Лейла Эйвазова, студентка II курса Педагогического факультета Академии («Искусства и гуманитарные науки»).

Интервью с Алёной Ковалёвой, участницей конкурса Prix de Lausanne 2016

Алёна, вы можете представить себя в нескольких словах?

Меня зовут Алёна Ковалёва. Мне 17 лет. Я родом из Санкт-Петербурга, Россия. В прошлом году я стала студенткой Вагановской Академии, после окончания семи классов. (Алена объясняет систему обучения, которая недавно была изменена. Раньше учились девять лет: семь лет – полное среднее профессиональное образование и два года ­– высшее. Теперь получение высшего образования занимает три года, из которых один год – тренинг, после чего студенты могут идти работать в театры, доучиваясь два года по свободному графику).

Алена Ковалева студентка АРБ имени Вагановой

У кого вы учитесь в Академии?

Мой педагог в Академии – Юлия Касенкова. Но в Лозанну я приехала с Ириной Ситниковой, профессором Академии, которая преподаёт у другой участницы конкурса (Лаура Фернандес-Громова).

Академия посоветовала вам принять участие в PrixdeLausanne или это было ваше собственное желание?

На самом деле, я уже подавала заявку в прошлом году, но по определённым  обстоятельствам не смогла принять участие в конкурсе. Поэтому в этом году я поговорила со своими педагогами и ректором, и они дали мне своё согласие. Конечно, каждый приезжает в Лозанну с надеждой победить в конкурсе или, по крайней мере, чтобы показаться, но для меня самое главное – это получить опыт и поработать с новыми педагогами. Преподаватели здесь другие, чем в нашей Академии.

Была ли у вас возможность поговорить о конкурсе с прошлогодними кандидатами – Еленой Соломянко и Дмитрием Задорожним?

Да! Елена сейчас работает в театре (МАМТ в Москве), но мы говорили о конкурсе. Для неё это был положительный опыт, и она дала мне несколько советов.

Какие вариации вы исполняете? И почему их выбрали?

В классике я исполняю вариацию Гамзатти из «Баядерки», а в современном танце – вариацию из «Весны священной» Ричарда Верлока. Выбор вариаций – это был компромисс между моими педагогами, но инициатива всё равно исходила от меня. Я думаю, технически вариация Гамзатти мне подходит. Мне очень интересно создать образ этой гордой принцессы. Вариация содержит довольно сложные элементы, но она очень эффектна на сцене.

Алена Ковалева Prix de Lausanne
Алёна Ковалёва, вариация Гамзатти из балета “Баядерка” (отборочный тур).

Что касается современной вариации, то первым для меня была музыка Стравинского, которая мне очень близка. Эта музыка очень близка русской душе! Мне также было интересно погрузиться в этот дикий мир, мир до цивилизации. Это также немного напоминает жуткий танец Избранницы. Танец, где всегда нужно быть начеку, потому что за ним опасность, и ждет смерть. Очень интересно создать такой мир на сцене.

Алена Ковалева танцует Весну священную на Prix de Lausanne
Алёна Ковалёва, вариация из балета “Весна священная” (отборочный тур).

Как вы готовились к этим вариациям? И к конкурсу в целом?

Этот год у меня очень насыщенный, потому что это мой последний год – год окончания Академии. Традиционно у нас всегда серия выступлений в «Щелкунчике» перед Новым годом. Поэтому мы начали подготовку после Нового года. У нас не было времени репетировать раньше. Я готовилась в течение двух недель, предшествовавших конкурсу. И в течение этого времени я полностью была погружена в подготовку к конкурсу.

Алена Ковалева - Prix de Lausanne

Вы танцевали Машу – ведущую роль – в «Щелкунчике»?

Я очень высокая, и мы не нашли для меня партнера (смеется). Это не проблема в Мариинском театре, но в школе – да! Я танцевала соло в восточном танце и была в четвёрке в вальсе. А также исполняла ведущую роль в «Фее кукол» – это была премьера Академии.

Отличаются ли уроки классики в Лозанне от того, к чему вы привыкли к Академии?

Да. Конечно, здесь та же основа. Но связки, последовательность движений, которые отпечатываются в теле – всё это другое. Это интересно, потому что позже в театре нам придётся работать с разной хореографией. Это также хорошо, потому что заставляет работать мозгами, заставляет быстро соображать.

Алена Ковалева на Prix de Lausanne

Каково ваше прошлое? Как вы познакомились с танцем?

В моей семье нет танцовщиков. Моя мама думала – хорошо, чтобы я танцевала – для тела, для спины, чтобы научиться быть изящной. Я начала ходить на уроки в частной школе. Затем мне предложили пойти на подготовительные курсы в Академию Вагановой. Мне было шесть, и когда я пришла, то увидела, как люди плакали, все это меня немного шокировало. Мне было страшно, но в итоге меня приняли. Я ходила на курсы и постепенно стала получать удовольствие от танца. Эти подготовительные курсы длились три года, а потом в десять лет я поступила в Академию, где и продолжаю учиться.

О чем вы мечтаете после школы? Хотите присоединиться к Мариинскому театру?

Я еще не знаю. Конечно, Мариинский дорог моему сердцу. С малолетства я знаю эту сцену, и сейчас мы танцуем на ней. Но я бы хотела найти театр, который был бы заинтересован во мне, в моей личности. Я хочу, чтобы кто-нибудь нашёл во мне что-то особенное, что позволило бы мне расти дальше.

Вы не боитесь затеряться в кордебалете?

Нет, не боюсь. Но я хочу, чтобы в театре, куда я приду, люди действительно хотели бы работать со мной.

Есть ли балеты или роли, о которых вы мечтаете?

В классическом балете – конечно, «Лебединое озеро», еще я хотела бы станцевать в балете «Юноша и смерть».

Есть ли балерины, которые вам нравятся, которые вас вдохновляют больше всего?

Ульяна Лопаткина!

Источник и оригинал интервью на французском языке: dansomanie.net 5 февраля 2016 г.
Фото: Грегори Батардон и sophia (dansomanie.net)

На сайте АРБ им. Вагановой

Анастасия Лукина . Академия им. А.Я. Вагановой

В пятницу, 26 июня, в Кремле с ошеломляющим успехом прошел гала-концерт учащихся Академии им. А. Я Вагановой. Чуть ли не впервые в истории вагановцы приехали на гастроли в Москву со специальной программой.
С одной из лучших выпускниц, Анастасией Лукиной , RBi побеседовал об учебе и планах на будущее.

студентка Академии Ваганой Лукина Анастасия

Сложно выделить одно событие за все время обучения в Академии. Это и первый выход на сцену, и каждый последующий, участие в спектаклях Мариинского театра, гастроли. Каждое новое движение, которое выходило хорошо, уже было событием!

Танцами я начала заниматься довольно рано – с 5 лет. Сначала я училась и танцевала в хореографическом кружке, а потом поступила в Вагановскую академию, во многом благодаря бабушке, которая очень любит балет.

Трудности во время учебы всегда встречаются, нужно постоянно работать над собой. В первые годы были сложности с физическими данными, которые нужно было дорабатывать, строго следить за фигурой и за здоровьем. И только потом необходимо было совершенствовать саму сценическую практику: манеру держаться на сцене, партнерские качества, выразительность танца. Порой легче сделать что-то технически, чем донести эмоционально.

Сейчас, при выпуске, нужно выдержать всю нагрузку и ответственность, которая на нас ложится. За этот небольшой оставшийся промежуток времени нужно максимально вобрать в себя то, что дают педагоги, и показать все, что ты усвоил, на выпускном спектакле. Ну и, конечно же, получить удовольствие!

Мой педагог – Людмила Валентиновна Ковалева, величайший профессионал, мастер своего дела и просто замечательный человек. Чуткий репетитор и педагог классического танца, она уделяет большое внимание рукам, спине, стопам, – они должны быть грамотными и, в то же время, выражать эмоции. Но главная её цель, чтобы мы проявили своё я и раскрылись, как артисты.

lukina-2

«Парящие » – хор. Ксения Зверева, партнер Наиль Еникеев Фото В. Комиссарова

В этом году у нас очень интересный репертуар гала-концерта: 1-й акт из балета «Спящая красавица» (хореография М. Петипа) – один из сложнейших классических спектаклей; «Вариации на тему Раймонды» (хореография Дж. Баланчина) – академия обратилась в фонд Баланчина, и к нам приехала Дарла Хувер из NYCB, поставив этот балет на учеников; «Лауренсия» (хореография В. Чабукиани). Я танцую Аврору в «Спящей красавице» и Раймонду.

Мариинский – один из лучших театров в мире, и танцевать на его сцене – большая честь! Но пока я не могу точно сказать, в какую труппу я пойду работать.

Мне хочется попробовать многие партии, но, думаю, роль-мечта все же – Одетта­-­Одиллия из балета «Лебединое озеро». Я обожаю музыку Петра Чайковского. Но я хотела бы попробовать себя и в современной хореографии, например,я уже исполняла современную хореографию Ксении Зверевой, и была бы рада вновь с ней поработать. И, конечно, попробовать себя в хореографии Уильям Форсайта или Иржи Киллиана.

Я очень люблю путешествовать, люблю гастроли. Они приносят новые эмоции, которые служат глотком свежего воздуха в нашем деле.

Особого хобби у меня нет. Разве что чтение книг. Ещё я люблю рисовать, делать что-либо своими руками, когда есть свободное время.

У меня нет страха перед выпуском. Скорее волнение и предвкушение нового старта в самостоятельную взрослую жизнь.

lukina-3

Фото Дарьян Волкова

Источник: BALLET INSIDER

Транзакцию выполнили!

Хореограф Уэйн МакГрегор: «Возможно, произвожу впечатление человека со странностями, но я нормальный!»

Екатерина Кондаурова и Андрей Ермаков танцуют балет Инфра
Екатерина Кондаурова и Андрей Ермаков с удовольствием скрещивают йогу и танец. Фото: Наташа Разина

Британец Уэйн МакГрегор для мировой балетной сцены и спаситель, и сумасшедший экспериментатор, и статусный персонаж. Хореограф английского Королевского балета. Ученый, который в Кембридже занимается психофизиологией, связью мысли и движения… Любитель всевозможных гаджетов, плазменных экранов и заокеанских трансляций. В 1997 году показал одновременно один и тот же балет «53 байта» на сценах Берлина и Канады, объединив их телемостом. О МакГрегоре ходят слухи, с ним мечтают работать, билеты на его спектакли раскуплены заранее. Так было в 2008 году в Лондоне, где прошла мировая премьера его балета «Инфра». Так было в конце февраля в Петербурге, где на сцене Мариинского театра, который много лет поддерживает Банк ВТБ, в рамках фестиваля «Масленица» состоялась российская премьера этой постановки.

Железная игуана и ее фирменная подпись

хореограф Уэйн МакГрегор
Необычная внешность хореографа способствовала распространению его славы человека не от мира сего. Фото: Наташа Разина

Интервью назначено на 11.30. Британцы педантичны. Опоздать нельзя. В фойе нового здания – батальон телевизионных камер. МакГрегор интересен, кажется, всем каналам одновременно. На часах 11.29. Вдоль уже известной желтой ониксовой стены движется какая-то вытянутая фигура в коже. Она похожа на тень из одноименной сказки Шварца. Или на Горлума из «Хоббита». Нет, это Глот с планеты Катрук. «Господин МакГрегор», – слышу я и автоматически сжимаю костистую руку, не осознавая, что панк с проколотым ухом и есть тот самый одиозный хореограф. Он кивает в сторону камер, но сообщает мне, что помнит об эксклюзиве. Мы садимся чуть поодаль. Уэйн тут же закручивается узлом, из которого он будет выпутываться на протяжении нашего разговора, все более и более раскрываясь. Экзотическая внешность игуаны скрывает милейшего, хотя и очевидно железного человека.

Господин МакГрегор, то, что увидели лондонцы в 2008 году, и то, что увидели петербуржцы в 2014-м, – это один и тот же балет? Или все-таки они разные?..

– В каждом театре даже один и тот же балет «звучит» по-разному. Мне было невероятно любопытно приехать в Петербург, увидеть новых артистов, новое качество движения. Я уверен, что у каждого человеческого тела есть своя физическая подпись. И каждое человеческое тело оставляет эту подпись на хореографе, с которым работает его танцор. Танцоры Мариинского театра подарили мне целый «альбом» шикарных автографов. «Инфра» в их исполнении смотрится совершенно по-другому, чем где бы то ни было еще.

Как вы проводили кастинг? Что для вас главное в танцоре?

– Меня интересуют удлиненные тела, с длинными руками, длинными ногами, то, как они могут переплести конечности в танце, их пластичность. Но не менее важно то, что я чувствую от человека. Хореография для меня – это обмен энергией, транзакция эмоциональных состояний. И только потом танец.

«Тело – самая высокотехнологичная субстанция в мире»

То есть мне не случайно показалось, что ваш балет напоминает йогу?

– Ха-ха! Да, йога – это часть моей жизни, как у многих балетных. Меня интересует возможность достижения экстремальных состояний, в которые можно погружать свое тело посредством самых разных практик. С моей точки зрения, тело – самая высокотехнологичная субстанция в мире. И я пытаюсь провоцировать и заставлять ее проявлять эти качества на максимальном уровне. Поэтому для тренировок и постановок я комбинирую репетиционные стратегии прошлого, то есть классический балет, смешивая его с йогой, с бхаратанатьям (классический индийский танец. – Прим. авт.) Пытаюсь использовать эти комбинации новым образом. Тогда и у артистов появляется второе дыхание.

Игра в классики

Виктория Терешкина и Ким Кимин в балете Инфра
Станцевать Infra сочли за честь примы Мариинки. Виктория Терешкина и Ким Кимин. Фото: Наташа Разина

– Как классические артисты Мариинки смогли выполнить ваши требования, тем более что репетиционный период был очень коротким?

– Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю, где это тело обучалось танцу, какому танцу оно обучалось. В первую очередь я работаю с человеком, который находится напротив меня. Очень важно, чтобы границы растворялись. Ведь миллионы людей уверены, что классический балет – это движение только в одном направлении. Но классический балет тоже развивается! Я обожаю классику, боготворю Баланчина, обожаю его балеты, но быть Баланчиным я не хочу. Я работаю сегодня. В 2014 году. Во время невероятного развития технологий, которые дают нам возможности новых коммуникаций. И мы видим мир и ощущаем его по-другому, чем наши предшественники.

Кстати, о критиках. Они часто высказывают мнение, что внешние эффекты ваших балетов, все эти технологические примочки, отвлекают от самих балетов. Что вы на это обычно отвечаете?

– Я с подобным мнением не раз сталкивался и понял одно: критики в своих статьях обычно пишут больше о себе, нежели о том, о чем они должны были бы написать. То, что я создаю, – объект искусства, а не просто хореография. Объект этот не делится на части: это надо смотреть, это не надо смотреть. Искусство – не повседневная жизнь, в которой мы сами выбираем, на что обратить внимание, а на что можно наплевать. Мои балеты нужно смотреть целиком и без стервозного прищура. Зрители сами должны осуществлять навигацию по произведению, которое они видят на сцене.

Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю

Танцы для Гарри Поттера

– Вы сняли клип для группы Radiohead, привлекали к работе над балетами Боя Джорджа, делали инсталляции для галереи «Саатчи», в фильме «Гарри Поттер и кубок огня» поставили сцендвижение… Кажется, вы только с Дэвидом и Викторией Бекхэм еще не работали. Когда вы соединяете, казалось бы, несоединимые вещи, что вас подталкивает к этому?

– Я не делю свою жизнь на «свою» и «жизнь в театре». Я слушаю очень много современной музыки, особенно электронной, и работаю с живыми современными композиторами. У меня всегда есть потребность снять свои шоры, открыть эти самые фильтры и подключиться к настоящему миру. Ведь на самом деле наш, балетный, мир довольно замкнутый. Я осознаю это, поэтому намеренно интересуюсь современной культурой, в том числе мейнстримом: популярной музыкой, массовым кино, новыми книгами, компьютерными играми, визуальными штучками, гаджетами…

«Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю»

– То есть «Гарри Поттера» вы тоже читали?

– До работы над фильмом? Не-а! Что интересно, в «Гарри Поттере» я не столько ставил танцы, хотя и это тоже, сколько занимался постановкой движения. Там же куча странных персонажей, и они, понятное дело, не могли бы двигаться как обычные люди. И я придумывал, каким образом они могли бы ходить, бегать, поворачиваться, нагибаться, шевелить руками… То есть хореографические проблемы персонажей книги Джоан Роулинг не имели отношения к танцу как таковому. Но я работал не один, мне помогал Том Йорк из Radiohead. Он не имеет отношения к танцу, и было круто заполучить такого советчика. Знаете, иногда это очень полезно: не быть специалистом в каком-то вопросе. Когда человек говорит: «Я эксперт», как правило, он очень ограничен. По моему личному опыту.

Русские для англичан

балет Уэйна МакГрегора Инфра
Что за балет МакГрегора без новых технологий? Вместе с артистами на сцене пляшут и человечки-проекции. Фото: Валентин Барановский

– Поработав с русскими, что вы можете сказать о нас? У нас с британцами много общего? Или полуторамиллионная русская диаспора в Лондоне – это просто стечение обстоятельств?

– У меня две мысли по этому поводу. Думаю, никого не удивлю, подтвердив тот факт, что в нашей английской прессе существует негативное отношение к проблеме гей-сообщества в России, тех репрессий, которое оно якобы переживает. Эту тему наши журналисты с радостью мусолят уже давно. Но что интересно, прошедшая Олимпиада в Сочи перекалибровала образ России в мире. Так что отношение к России находится в постоянном движении, бесконечно меняется. В реальности существует представление о России, которое идет извне. И реальность, которая существует внутри самой вашей страны. Мне ваша страна кажется очень творческой, креативной. Она не похожа на все остальные страны Европы. И это хорошо. Если в стране не бурлят разные мнения по разным вопросам, как здесь, она превращается в некое аморфное пятно. Так же обстоят дела и с такими вещами, как любовь, культура и мир балета… Я считаю, что наши страны должны работать над поддержанием этого разнообразия. И относиться к этому серьезно.

И не могу не спросить напоследок. Вы изучаете взаимодействие тела и мозга со специалистами: психиатрами, психологами… И что в итоге? Вы сами контролируете каждое свое движение? Все время думаете, что делаете, когда двигаетесь?

– Понимаю, что, возможно, произвожу впечатление человека со странностями, но я нормальный. Изучением взаимосвязи движения и мысли я занимаюсь не для того, чтобы контролировать свое тело и тело своих танцоров, а, напротив, чтобы освободиться от контроля. Понимаете? Все гораздо проще, нежели об этом пишут критики.


Для справки

Уэйн МакГрегор родился в городе Стокпорте в 1970 году, изучал танцевальное искусство в Университетском колледже Бреттон-холл и школе Хосе Лимона в Нью-Йорке. В 1992 году основал собственную труппу Wayne McGregor/Random Dance. В 2006 году Уэйн МакГрегор стал штатным хореографом Королевского балета Великобритании. Впервые в истории труппы эту должность занял хореограф, работающий в области современного танца. Он принял участие (как автор, руководитель и хореограф) в историческом совместном проекте Королевского балета и Королевской оперы – постановке шедевров барокко «Ацис и Галатея» и «Дидона и Эней». Помимо балетных спектаклей Уэйн МакГрегор ставил оперы для театров Ла Скала и Ковент-Гарден, создавал хореографию для фильмов, драматических спектаклей, мюзиклов, показов мод и выставок. Специальные инсталляции он делал для Галереи Хейварда, Галереи Саатчи, британской Национальной галереи, музеев в Кэнэри-Уорф и Гластонбери, Центра Помпиду и выставок организации Secret Cinema, а хореографические номера ставил для фильма «Гарри Поттер и кубок огня», клипа группы Radiohead на песню Lotus Flower. Среди других трупп, с которыми сотрудничал хореограф, – балет Парижской оперы, Балет Сан-Франциско, Штутгартский балет, Нью-Йорк Сити Балет, Австралийский балет, Английский национальный балет, труппа NDT1 и труппа Rambert. Его постановки входят в репертуар ведущих балетных трупп мира, включая балет Большого театра, Датский королевский балет, Национальный балет Канады, Бостонский балет и «Джоффри-балле». В июле 2012 года МакГрегор подготовил представление «Большой танец на Трафальгарской площади», прошедшее в рамках Лондонского фестиваля 2012 года и посвященное Олимпийским играм.

Автор: Катерина Павлюченко, фото: Наташа Разина
Источник: http://vtbrussia.ru

Гастроли Мариинки в Риге: публика стала свидетелем любовных сцен.

Вчера сцена Латвийской национальной оперы приняла на себя всю мощь и в то же время грациозность и утонченность танца балетной труппы всемирно известного Санкт-Петербургского Мариинского театра. Мариинка никогда не приезжала в Латвию в подобном составе, даже в советские времена. Надо отдать должное, публика очень тепло приняла артистов, а те, в ответ, щедро раздаривали положительные флюиды. На прошедшем после спектакля «Парк» небольшом фуршете вице-мэр Риги Андрис Америкс поблагодарил россиян за это: «В конце такого тяжелого для всей Латвии года нам нужны подобные эмоции».

Маленький секрет: балетной труппе пришлось пойти на некоторые жертвы — ведь сцена нашей ЛНО намного меньше сцены в Мариинке. Как расказала в интервью Русскому TVNET, педагог-репетитор театра Ванда Лубковская, труппа не просто приехала «на все готовое», а приспособила спектакль именно под латвийскую сцену. «Нам надо было продумать другое месторасположение декораций и артистов. В том и заключается загадочность театра для зрителя, он не знает, что делается за занавесом. Зритель видит только лоск, а у артистов есть и другая сторона их работы, достаточно сложная», – отметила педагог.

Впрочем, в этот вечер посетившие ЛНО высокопоставленные лица – посол России в Латвии Александр Вишняков, вице-мэр Рижской думы Андрис Америкс, госсекретарь Министерства культуры Гунтис Пукитис говорили о другом: гастроли Мариинки стали еще одним звеном в тесном культурном сотрудничестве между Россией и Латвией.

«Наши страны находятся по соседству, нам надо плотнее общаться. Я надеюсь, что наш визит с культурной миссией поможет в этом. Тропинка проложена и мы можем надеятся на более тесное сотрудничество!”,- также заявил художественный руководитель балетной труппы Мариинки Юрий Фатеев. В свою очередь, Вишняков призвал всех собравшихся на after party поднять тост за это.

Кстати, рижская публика стала свидетелем значимого для театра события, ведь вчера впервые в своей жизни молодая балерина Виктория Брилева исполнила ведущую партию в «Парке» – премьера!

Александр Сергеев и Виктория Брилева
Александр Сергеев и Виктория Брилева FOTO: TVNET

«Мне масштабы рижской сцены не мешали, – призналась Русскому TVNET Виктория. Конечно, Мариинская сцена больше, но так как для меня это было первое, волнительное выступление, я не заметила. Держала музыка, держал образ, эмоционально держал мой партнер. Я считаю, что все прошло очень хорошо!

– Скажите, а как вы настраивались на создание эротического образа, ведь в «Парке» довольно откровенная хореография?

– Все приходит со временем. Тем более с Сашей (Александром Сергеевым, партнером Виктории -ред.) у нас довольно теплые дружеские отношения, друг к другу не привыкали, все было спокойно и непринужденно.

– О чем сегодня думали на рижской сцене?

– Улететь в своих мыслях во время танца очень опасно. Был такой момент – волнение, которое попросту выключает мозг, сердце бьется и начинаешь забывать порядок. Но я старалась успокоить себя.

– Признайтесь, без казусов сегодня не обошлось?

– У нас состоялась генеральная репетиция утром, без грима и головных уборов. Но на спектакле было, конечно, по-другому. Были волнения и переживания. Скажу честно, обувь немного спадала и хотелось ее поправить – это сбивало. Трудно работать и босиком (в спектакле артистам приходится танцевать и так – ред.), но мы репетируем, привыкаем и стараемся!

Сегодня Мариинка покажет историю людей, которые играют, танцуют, флиртуют и соблазняют еще раз — на этот раз на сцену выйдут солисты Екатерина Кондаурова и Константин Зверев.

А с Мариинским театром мы не прощаемся — на этот раз в июле 2014 года в Риге планируются гастроли его оперной труппы.

Русский TVNET 18 декабря 2013 годa