Заключительный “Каменный цветок”

9 декабря в Мариинском театре состоялся 4-й, заключительный показ блока спектаклей «Каменный цветок». Дирижировал по-прежнему В. Карклин. Партию Катерины исполнила Екатерина Осмолкина, партию Данилы-мастера – Андрей Ермаков. Хозяйку Медной горы снова танцевала Виктория Терешкина. Северьян – Юрий Смекалов. Обережные Северьяна – Е. Дерябин, А. Ушаков, Н. Лященко.

Подружки Катерины – Ксения Дубровина, Злата Ялинич. Дружки Данилы – О. Демченко, Ярослав Байбордин.

Танец Купчихи на ярмарке исполняла Мария Шевякова. Танцы цыган: в партии соло Молодой цыганки дебютировала Алиса Русина.

Алиса Русина в партии Молодой цыганки
Алиса Русина в партии Молодой цыганки

Молодой цыган – Н. Хайрнасов. Старый цыган – Н. Наумов. Горбун – В. Щербаков, цыгане -гитаристы – В.Литвиненко, А. Марченко.

Партии Самоцветов исполняли: Анна Смирнова, А. Лампика, С. Тычина, Лаура  Фернандес, С.Ф. де Сантана, Роман Беляков, Наиль Еникеев, Эльдар Янгиров, Н. Вронских, А. Ибрянов.

Партии Аметистов исполняли Виктория Краснокутская, Юлиана Черешкевич, а также юные недавние выпускницы АРБ Анастасия Яроменко, Мария Ильюшкина. Мужчины – Аметисты – Борис Журилов, Максим Петров, Андрей  Соловьев, Фуад Мамедов, Никита Корнеев, Артем Келлерман.

Вечер балетов Фокина в Мариинском

Не устоял перед соблазном еще раз посмотреть восхитительные балеты Михаила Фокина. Тем более, что “Половецкие пляски” и “Карнавал” я еще не видел, а “Шехеразаду” я могу смотреть бесконечно! И вот 23 октября я снова в историческом здании Мариинского театра. И вновь, как некий священный обряд – гардероб, кофе, прогулка по залу, 3-й звонок, оркестр начинает играть, поднимается занавес!

Первый балет – “Половецкие пляски” – балетный фрагмент, оформленный как небольшое завершенное произведение. Музыка Александра Бородина и декорации Николая Рериха переносят нас в южно-русские степи. Кочевники-половцы празднуют удачный набег на какой-то горский народ (судя по костюмам пленниц). В партии Половчанки – Полина Рассадина, в партии Половца – Наиль Хайрнасов. Пленницы – из указанных в программке – Елена Баженова, Алиса Русина, Дария Широкова. По моему скромному мнению, артистам удалось-таки показать в танце буйный нрав кочевников, с которыми после ряда войн русский народ породнился и затем вместе бился против монголов на реке Калке. Очень колоритный балет, начинаешь понимать скрытый замысел и других балетов Фокина. Артисты молодцы, однако балет создает впечатление плохо отрепетированного действа – иногда танцующие не поспевают за музыкой, а однажды был момент, когда одна девушка остановилась и пол-секунды не знала что ей делать дальше и столкнулась с другой артисткой кордебалета. Но в целом, действие захватывало,завораживало! Верю, что часть буйного характера этого исчезнувшего племени – половцев, стал частицей бесстрашного характера русского народа!

Алиса Русина - Пленница в Половецких плясках
Алиса Русина в партии Пленницы в “Половецких плясках”. Фото: Сергей Головизнин

Следующий балет – “Карнавал” – милая вещица с классическими персонажами – Коломбиной, Арлекином и Пьеро. В партии Коломбины успешно дебютировала прелестная Анастасия Лукина. Также порадовался дебюту в партии Эстреллы выпускницы Вагановки 2016 года (если не ошибаюсь) Марии Ильюшкиной (жаль, что ни у нее, ни у Анастасии Яроменко из ее выпуска нет своих страниц на сайте Мариинского театра, а фамилию Ильюшкиной еще и исказили – назвали Илюшкиной ). Ранее смотрел балет “Бахчисарайский фонтан” – и все гадал – что за красавицы там танцуют третьих жен Гирея? Оказывается это были как раз Ильюшкина и Яроменко с подругами). Также дебютировал в партии Арлекина Ярослав Байбордин. Очень понравилась Яна Селина в роли Бабочки, прекрасно себя показал и в партии Пьеро Анатолий Марченко. И особенно восторженно аплодировали Панталоне – Андрею Яковлеву!

Анастасия Лукина и Ярослав Байбордин в балете Карнавал
Анастасия Лукина в партии Коломбины и Ярослав Байбордин в партии Арлекино в балете “Карнавал”. Фото: Сергей Головизнин.

Ну и венец балетов Фокина – “Шехеразада”! Музыка для этого балета Николая Римского-Корсакова прекрасна – люблю слушать ее и отдельно от балета. Костюмы созданы на основе эскизов Льва Бакста (в свое время они изменили моду в Франции!). На роль Зобеиды была заявлена изначально Алина Сомова, но танцевала Виктория Терешкина. Замена естественно не огорчила ни капли. (хотя на Сомову было бы интересно посмотреть в этой партии). Раб Зобеиды – Данила Корсунцев. Балет смотрелся с ним совсем по-другому! Хрупкая, тоненькая и гибкая Виктория смотрелась очень женственно на фоне мощного и рослого Данилы Корсунцева. Сразу веришь, что Зобеида сначала играла чувствами Раба, но потом неожиданно для себя сама влюбилась. В общем – очень понравилось!

Виктория Терешкина и Владимир Пономарев в балете Шехерезада
Зобеида – Виктория Терешкина, Шахриар – Владимир Пономарев в балете “Шехеразада”

Виктория, как всегда – идеальна в танце – и хореография и передаваемые чувства! Чудесно танцевали Одалиски – Ксения Дубровина, Алиса Русина и Анастасия Яроменко (дебют!) Алиса Русина в этот день успела потанцевать и в “Половецких плясках” в партии Пленницы, Ксения Дубровина танцевала в “Карнавале” Кьярину, в “Шехеразаде” – Одалиску, Анатолий Марченко блеснул артистизмом – то он несчастный Пьеро в “Карнавале”, то неуклюжий Евнух в “Шехеразаде”! А Андрею Яковлеву аплодировали и в “Карнавале” в партии недалекого Панталоне, и в “Шехеразаде” – в партии коварного Шахезмана. Чудесные балеты – как сияющие жемчужины прекрасного ожерелья балетов Фокина!

Дебют выпускниц АРБ имени Вагановой в "Бахчисарайском фонтане"

Выпускницы Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой (I курс бакалавриата в 2016 г.), которых только недавно пригласили в Мариинский театр, уже дебютировали в спектакле «Бахчисарайский фонтан» – пока лишь в качестве жен хана Гирея, но скоро доберутся и до больших ролей!

Мария Ильюшкина, Елизавета Куликова, Анастасия Константинова, Анастасия Яроменко, Анна Смирнова дебютировали в спектакле «Бахчисарайский фонтан» пока лишь в качестве жен хана Гирея
Мария Ильюшкина, Елизавета Куликова, Анастасия Константинова, Анастасия Яроменко, Анна Смирнова дебютировали в спектакле «Бахчисарайский фонтан» пока лишь в качестве жен хана Гирея

Блог АРБ имени Вагановой

Отчет с балансом

Вагановская академия отыграла выпускной концерт.

Выпускной концерт АРБ имени Вагановой 2016 год
Выпускной концерт АРБ имени Вагановой 2016 год. Фото Натальи Разиной.

Вагановская академия представила свой выпускной концерт сразу в двух столицах — сначала в петербургском Мариинском театре, а вчера и в московском Кремле. На 274-й выпуск со дня основания и третий, который опекал в качестве директора Николай Цискаридзе, посмотрела Ольга Федорченко.

Программа для презентации была составлена нестандартно: очередная попытка уйти от дивертисментного построения выпускного спектакля увенчалась полным и безоговорочным успехом. Три акта выпускного концерта убедительно раскрывают даже не столько способности и таланты закончивших балетное образование, сколько блестяще реализуют концепцию директора Академии господина Цискаридзе, заявленную им во вступительном слове перед занавесом: «Подчеркнуть величие нашей культуры». Величие подчеркивалось балетными сценами из опер М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Польский бал») и «Руслан и Людмила» (сцена «Волшебные сады Наины»), «Болеро» в хореографии Брониславы Нижинской и «Фея кукол» Сергея и Николая Легатов — Константина Сергеева в редакции господина Цискаридзе. Редко когда программа выпускных спектаклей могла похвастаться гармоничной балансировкой между роскошным характерным танцем, пластическими изысками хореографического авангарда 20-х годов прошлого века и безмятежной классикой!

«Польский» акт «Жизни за царя» в хореографии Андрея Лопухова и Сергея Кореня был возобновлен стараниями характерной примы ленинградской сцены Ирины Генслер. И это возобновление стало истинно кульминацией выпускных вечеров, несмотря на то, что им программа открывалась. Какие страсти кипели в сдержанно-сосредоточенном шествии (королевский полонез) и как залихватски взвивались руки в приветствии; какая танцевальная «дуэль» сопутствовала краковяку, и как «трещал паркет под каблуком» во время высокородной мазурки! Недостаток воспитания проявил лишь сидящий на сцене оперный хор: он напрочь отказывался приветствовать вставанием дефилирующую перед ними королеву. По-хорошему впечатлили характерные солисты (Анастасия Константинова, Роман Малышев, Ксения Осинцева, Егор Геращенко), для которых имперские традиции «большого стиля» есть школа профессионализма. В классическом вальсе одна из прим выпуска Алена Ледях (класс И. А. Ситниковой) с большой экспрессией и практически без помарок взлетала в высоких прыжках и прочерчивала безупречные и смелые диагонали па-де-бурре. Фокинский шедевр почти столетней давности «Волшебные сады Наины» поразил неожиданной танцевальной свежестью. Хореографический дурман отменно навевала Алена Ковалева (педагог Ю. А. Касенкова), чья пластическая точность в деталях и дивная координированность, несмотря на очень своеобычные внешние данные, аттестуют выпускницу как одну из надежд нынешнего года.

«Болеро» Брониславы Нижинской, показанное во втором отделении, вызвало более всего вопросов. Хореографический авангард 1928 года, сочиненный Брониславой Нижинской (и восстановленный Андрисом Лиепой) для гениальной танцовщицы-дилетантки Иды Рубинштейн, впервые показали в Петербурге. Собственно, повод найден, но не смысл. Монологичная история женщины с трудной судьбой, пронизанная открытым эротизмом и томлением плоти вряд ли «идеологически» подходит для программы выпускных спектаклей. Нет, конечно, оканчивающие Академию русского балета — люди весьма просвещенные и, вероятно, опытные. Но все же хотелось бы большего соответствия исполняемой программы теме юности и традиционных «открытых дорог». Но в свете исполненного «Болеро» дорога, казалось, идет лишь в одном направлении: солировавшая Анастасия Яроменко (педагог И. А. Ситникова) больше напоминала пэтэушницу «на раене», нежели роковую незнакомку.

Венчал вечер одноактный балет «Фея кукол» — очаровательная безделушка про пупсиков, зайчиков и оживленных кукол различных национальностей. Господин Цискаридзе мастерски отредактировал балет, убрав музыкальные и танцевальные длинноты, кое-где подсократил вариации или вообще их купировал. Благодаря этой правке (весьма деликатной), «Фея кукол» стала более динамичной и менее затянутой. И огорчительно, что в этом аполитичном балете нашли повод для цензуры: так, из программы дивертисмента исчез номер «Казак и малороссиянка», вместо которого господин Цискаридзе сочинил «Русский танец», не могущий похвастаться яркими художественными достоинствами. Также изъяли «неполиткорректный» танец кекуок в исполнении пары афроамериканцев, который мирно жил в «Фее кукол» с 1903 года. Тем не менее балет является кладезем для балетной школы, и таковым и остался: практически весь состав Академии с наслаждением танцует, играет и самовыражается. Два выпускных Пьеро Павел Остапенко (класс И. В. Новосельцева) и Олег Игнатьев (педагог А. А. Ермоленков) успешно доказали свою состоятельность в прыжках и пируэтах, соревнуясь перед премиленькой Феей — предвыпускной ученицей Элеонорой Севенард, родственницей Матильды Кшесинской, первой исполнительницы этой партии. Так что с традициями и наследием в Академии русского балета все более чем в порядке!

Коммерсант.Ru

Япония глазами воспитанников и студентов Академии

Путешествие в «невиданную даль» от дома всегда должно знаменоваться чем-то масштабным, получением памятных красочных ощущений, полезным опытом. Гастрольный тур учащихся Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой в Японию – событие действительно исключительное и долгожданное. Ребята побывали в десяти городах, и каждый из них оставил свой отпечаток в их памяти и сердцах. В Японии воспитанники и студенты Академии показывали «Щелкунчик» в хореографии В. И. Вайнонена. Продемонстрировать балет из фонда классического русского наследия перед такой публикой, как японцы, задача отнюдь не из легких. Путь был кропотливым и длинным, и начинался он еще задолго до поездки – в репетиционных залах нашей Академии. Своими впечатлениями о пребывании в Японии, начиная с посадки самолета в Иокогаме и заканчивая взлетом в аэропорту Токио, поделились сами студенты.

Какие остались впечатления о Японии? В каких местах побывали, что запомнилось?

Элеонора Севенард (7/II): Поездка была очень интересная, у нас было одиннадцать спектаклей в десяти городах. Конечно же, мы старались больше гулять, смотреть. Я в Японии была в первый раз, и на меня эта страна произвела впечатление!

Юлия Золотых (7/II): Наша поездка длилась двадцать один день, поэтому отметить что-то самое запоминающееся очень трудно. Могу сказать, что Япония покорила наши сердца! Люди, улицы, еда… Все настолько отличается от России, что было такое ощущение, что мы попали на другую планету! Мы побывали в десяти театрах, в десяти замечательных городах! К сожалению, не везде была возможность осмотреть город, но в Фукуи, Фукуоке, Токио, Нагое и Иокогаме мы нагулялись! Не могу не отметить целый день в токийском Диснейленде, наверное, это событие стало самым значимым для нас, так как оно было последним в нашем путешествии.

Знакомство у нас было с современной Японией, поэтому насладиться древней культурой нам не удалось. Одна из запланированных поездок к древним храмам у нас оборвалась по причине сильнейшего ливня, думаю, что это не случайно.

А теперь о японцах – это очень вежливый народ! Впервые с их вежливостью мы столкнулись в аэропорту: все улыбаются, кланяются, открывают двери – чувствуешь себя даже немного неловко со своим угрюмым лицом. В магазинах они что-то все время говорят и улыбаются, настолько доброжелательно они все преподносят, что ты заражаешься их добротой! И вечное их «аригато годзаимас!»  (с японского «спасибо большое» – прим. автора).

Александра Попова (I курс бакалавриата): Одиннадцать городов – как жаль, что так быстро пролетело время! Помню каждый город, каждый день, но особенно предпоследний, когда эмоции не были контролируемы. Все плакали. Все! Это были слезы от того, что мы покидали Японию, как родную страну. Это были слезы счастья пребывания здесь. Это были слезы того, что наш выпускной класс разлетится в разные стороны в этом году. И, как знать, соберёмся ли мы в этом составе ещё раз?

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Мария Труевцева (7/II): Япония мне очень понравилась! Одно слово – благодатная страна! Тут даже люди отличаются, принято и с незнакомцами здороваться!

Одно только жалко, мы не побывали ни на одной экскурсии. Была намечена одна – в заповедник, но она отменилась из-за сильного ливня. Мне очень понравилось в Иокогаме и в Фукуи – там потрясла природа. В Иокогаме окна отеля выходили на залив. Мы буквально попали из зимы в лето. В Японии было очень тепло, за исключением Фукуи – единственный город, в котором был снег. Очень понравился Киото – это такая культурная столица Японии. А ещё, по дороге в Нагасаки, кажется, мы проезжали открытый океан. Счастья – неимоверно!

Влада Бородулина (7/II): Так как мы часто меняли города, то практически не успевали насладиться, и все же мне запомнился памятник Хатико на станции Сибуя. Также удивил заснеженный город Фукуи.

Евгений Болоцких (5/9): Это, конечно, не описать словами, абсолютно другая жизнь! Невероятно приятные и доброжелательные люди. Очень чисто, но странно, что урны попадаются редко!

Арина Сухоруких (7/II): Поездка запомнилась тем, что мы были дружны, очень много гуляли. Для нас Япония – это совершенно другой мир. Всё по-другому, даже отношение людей друг к другу заметно отличается, нежели в России.

Я не могу сказать за всех – кто где был, мы просто гуляли, фотографировались везде, где только можно. Некоторые были в храмах «гром и ветер», там потрясающе красиво, очень масштабно.

Ну, конечно же, всеми любимый Диснейленд. Когда мы прилетели на самолете в Токио, а потом ещё ехали на автобусе до самого Диснейленда, все очень устали. Но когда мы зашли, усталость куда-то исчезла, у всех взрослых и детей засияли глаза. Потрясающие воспоминания остались – в этот день мы сами были как в сказке.

В день, когда мы уже должны были покидать Японию, все-все без исключения плакали от счастья, что мы были в замечательной стране все вместе, и от горя, что это все останется лишь на фотографиях и в воспоминаниях.

Дарья Резник (7/II): Поездка оставила незабываемые впечатления, все было необычно и интересно. Мне очень нравится Европа, но Япония меня покорила. Из городов больше всего мне понравились Иокогама, Токио, Нагоя и Киото – там очень старая архитектура, которая переплетается с современными зданиями. В Токио большое впечатление оставили небоскребы и памятник верному другу Хатико. Очень поразила их культура. Японцы доброжелательны, улыбчивы, вежливы и всегда готовы помочь. На улицах очень чисто и нигде не курят. Еще поразил Тихий океан, который оказался совсем не тихим.

Перелет

Перелет

В аэропорту

Дарья Ионова (6/I): Впечатления очень хорошие! Множество городов, другая культура, другие люди – всё было очень интересно и познавательно. Одиннадцать спектаклей – безграничный опыт! Иокогама – первый город, мы жили на берегу залива. Фукуи поразил нас невероятным количеством снега. Посетили Нагасаки. В Токио ехали на спектакль на метро, там же посетили Диснейленд. В Сибуя повидали памятник Хатико. Нагойя запомнился красивым старинным замком самураев.

София Воронова (7/II): С Академией мы посетили такие города, как Иокогама, Токио, Фукуока, Нагасаки, Фукуи, Нагоя, Киото. Первый город, Иокогама, поразил неимоверно чистыми улицами, особенной тишиной, которой я больше нигде не наблюдала! Жили мы около воды. Сразу бросилось в глаза, что это чистая-пречистая вода голубого цвета. Было такое ощущение, что дорожки на улице буквально моют щетками. Не было ни одной бумажечки, а если я где-то что и встречала, то думала, что “наши” оставили. Мы четыре раза летали между городам Японии. Я почти не спала, смотрела на эту красоту. Почти каждый день переезжали на автобусах, и что очень радовало, мы останавливались полюбоваться пейзажами, особенно океаном, который мы проезжали!

Было трудно перестраиваться с режимом – разница шесть часов. Все свободное время мы пытались выходить гулять, не важно, сколько было времени. На каждой улице есть свой храм! Мы учили их традиции и обычаи, могу сказать, что на меня «громовое» впечатление произвели их храмы! В магазины мы ходили очень-очень часто, общались на английском.

В последний день восемь часов провели в Диснейленде! И взрослые, и мы катались, как маленькие.

Ксения Галина (3/7): Было очень здорово! Особенно понравилось посещение Диснейленда. Мы все думали, что Япония это город национальных построек, а там все так современно. Мне очень понравились мои каникулы в Японии, и я хочу назад!

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Как вас кормили? Удалось ли попробовать что-то традиционно японское, и как вам эта еда?

Юлия Золотых: В отелях у нас были завтраки – нам предоставлялся выбор между обычной европейской кухней и японской. Например, я каждое утро ела мисо суп (мисо суп — продукт традиционной японской кухни – прим. автора), рыбу и водоросли. Мне повезло, что я обожаю японскую кухню. Один раз у нас был обед в традиционном японском ресторане… Отзывы смешанные. Рис, водоросли, сладкая картошка, мисо суп, японская котлета с какой-то слизью. Довольны остались далеко не все… Для удобства наши педагоги решили предоставить нам выбор – почти каждый день мы получали по 2000 йен на обед и ужин, поэтому мы могли сами выбирать, чем хотим питаться. По счастью, в местных супермаркетах есть огромное количество еды, так как местные японцы сами во время обеда или по пути домой любят перекусить. Так вот в этих магазинах мы могли взять роллы, салаты, вареные яйца, наборы для обеда – рис, курица или рыба, водоросли. В каждом магазине также есть кипяток и микроволновка, это очень удобно! Чаще всего мы любили пообедать японскими сладостями или испробовать разновидности японского мороженого. Я как любитель экспериментов попробовала все сладости со вкусом зеленого чая! Также мы отметили, что суши и роллы в Японии отличаются от наших русских.

Евгений Болоцких: Могу сказать точно – я не поклонник японской кухни. Не понимаю, как можно есть это? Замечательно, что у японцев очень много своеобразных традиций. Например, при входе в ресторан нужно обязательно разуваться и снимать верхнюю одежду. Вместо стульев у них подушки и стол высотой 35-40 см от пола.

Анастасия Яроменко (I курс бакалавриата): Лично я обожаю японскую еду.

Ксения Галина: Один раз нас кормили традиционной японской едой – не очень понравилось. Что-то мне напоминало глазные яблоки и кишки.

София Воронова: Куда бы ни заходили, нас обязательно накормят, напоят. Японцы безумно дружелюбные, и когда узнают, что мы русские, ещё больше начинают кормить.

И кормили хорошо! Был шведский стол – отдельно с японской едой, отдельно с европейской. Мы питались, чем хотели.

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Каково было выступать перед японской публикой, в чужой стране? Как вас принимали?

Элеонора Севенард: Японская публика, как нам говорили наши педагоги, очень много смотрит балетные спектакли, поэтому они понимают, когда хорошо, а когда плохо.

На спектаклях публика была очень доброжелательная, мне было особенно приятно, что после спектаклей они ждали нашего выхода у служебного входа, дарили подарки, многие из них неплохо говорили по-русски, что тоже было неожиданно.

Мария Труевцева: Да, согласна, что японцы очень «правильные». В Японии очень любят балет. Буквально за несколько дней до нас там закончились гастроли театра Якобсона, они, также как и мы, показывали «Щелкунчик», однако у них был ещё гала-концерт. Меня очень удивило, что половина зала сидела в гигиенических масках.

По моим представлениям, принимали нас очень тепло! Даже автографы просили. Особенно, на мой взгляд, удались последние два спектакля.

Дарья Ионова: Самое интересное, что в каждом городе нас принимали с такой душевной теплотой – словами не передать. После каждого спектакля японцы стояли у «черного входа» и поджидали нас, чтобы сфотографировать или просто поздороваться.

Александра Попова: Зрители потрясающие! Накал любви и доброжелательности к русской балетной школе неописуем. Фото поклонников после каждого спектакля, автографы всех участников, какие-то памятные сувениры и подарки, встреча у «черного входа», долгие аплодисменты – всё это оставляет глубокий отпечаток.

Мурат Ушанов (7/II): Публике очень нравились спектакли, но никто не кричал «Браво!», скорей всего у них так не принято. И громко аплодировали только в конце спектакля.

София Воронова: Чувствовалось, что публике нравилось, как мы танцуем. Сцена находилась буквально в двух шагах от зрителей, оркестровая яма была не во всех театрах, лишь в Киото и в Токио. Мы танцевали и видели, кто как реагирует, кто во что одет.

Дарья Резник: Мы выступали во многих театрах, и один был красивее другого. Японцы очень благодарные зрители – они с нами фотографировались, брали автографы, несмотря на то, какие мы партии исполняли – сольные или кордебалетные.

С японскими зрителями

С японскими зрителями

С японскими зрителями

Как проходили репетиции, спектакли?

Анастасия Яроменко: Необычно, все были взволнованы, но это нормально… Главное – результат.

Арина Сухоруких: Репетиции проходили довольно быстро – по месту, по музыке. Солисты репетировали, естественно, дольше, так как нужно привыкнуть к жесткому полу, и без поката.

София Воронова: Приезжали в театр, и сразу Николай Максимович собирал нас, чтобы развести весь балет на новой сцене. Очень внимательные гримёры и костюмеры. Как они все вытерпели, не знаю. Столько переодеваний, мы не успевали, переодевались быстро, они застегивали, зашивали…

Я в первом акте была пианисткой, а в третьем – исполняла русский танец или «розовый вальс». Большую Машеньку танцевала Севенард Эля. В «русском танце», в момент, когда мы сидим на сцене на тумбочках, смотрим все адажио… От мысли, что я учусь в самой лучшей школе, у самых лучших педагогов, танцую в Японии, представляя Россию, нашу Академию… Я просто сидела и плакала от счастья! Эля – самая лучшая Маша, смотрела на неё и плакала! Она – умничка!

Последний спектакль был в Киото – культурная столица – педагоги говорили, что это – самый ответственный спектакль. В конце спектакля на нас обрушился ливень разноцветного фейерверка – это самое запоминающееся, нас не могли выгнать со сцены. Мы «купались» в этом, заматывались… Чего мы только не делали!

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

Были ли какие-то трудности?

Анастасия Яроменко: Все было хорошо, мы жили в хороших отелях, выступали на больших и малых сценах. Конечно, нам было непривычно поначалу танцевать там, так как сцена в японских театрах намного жёстче, чем сцена Мариинского театра! Но со временем все привыкли.

Влада Бородулина: Очень много сил тратилось на частые переезды и перелеты из города в город, но, наблюдая красоты различных городов, как современных мегаполисов, так и древних построек, набираешься позитивной энергии.

Мария Труевцева: Трудностей никаких не было. Была хорошая организация.

В театре небольшим неудобством было то, что все сцены без поката. Очень удивило отношение работников сцены к выступающим – идешь за кулисами, а тебя пропускают, фонариком в ноги светят.

София Воронова: Трудно было то, что в каждом театре своя форма сцены. Мы привыкли к Мариинской – она большая, и много места. Были такие сцены, где было только две кулисы: одна на женской и одна на мужской стороне. Кулиса громко сказано – вход и выход.

У вас были спектакль с оркестром и под запись – почувствовали разницу?

Дарья Ионова: Да, было несколько спектаклей с оркестром, и разница колоссальная. Другая атмосфера абсолютно, и на сцене между артистами, и в зале. Когда танцуешь и видишь смычок дирижера, – мурашки по коже (лично у меня).

Влада Бородулина: Под оркестр танцевать спокойнее.

Как считаете, вы справились со своей задачей?

София Воронова: Я думаю, что да! По крайней мере, мы старались.

Элеонора Севенард: Наши педагоги в целом были довольны. Не знаю, справились ли мы на все сто процентов – всегда есть, над чем работать – но мы очень старались, чтобы наши спектакли запомнились зрителям!

Финал гастролей в Японии - Элеонора Севенард

Последний спектакль в Японии

Последний спектакль в Японии

Источник: АРБ им. Вагановой

Автор: Лейла Эйвазова, студентка II курса Педагогического факультета Академии («Искусства и гуманитарные науки»).