Элеонора Севенард вышла в московский свет

23 октября в Москве, в Доме союзов состоялся очередной ежегодный Бал дебютанток журнала Tatler. Какая девушка не мечтает закружиться в вальсе на паркете Колонного зала? В этом году сказка стала реальностью для двеннадцати красавиц. Это Устинья Малинина, Александра Жулина, Софья Евстигнеева, Иветта Невинная, Алина Новак, Анна Емшанова, Пелагея Басманова, Анна Рождественская, Нина Тотибадзе, Соня Тарханова, Мирослава Михайлова и Элеонора Севенард.

Элеонора Севенард
Фото: Instagram Элеоноры Севенард

В последнее время о 19-летней Элеоноре Севенард много пишут и в печатной прессе и в сети интернет. Конечно, она не правнучка Матильды Кшесинской, как многие думают, девушка – внучатая племянница легендарной балерины. Имя Элеоноры прогремело в Москве в сентябре, когда выпускница Академии Русского балета им. Вагановой была принята в балетную труппу Большого театра.

Элеонора Севенард
Фото: Instagram Элеоноры Севенард

Элеонора, в платье жемчужного оттенка с юбкой из оборок Armani Privé, выглядела просто ослепительно. Естественно, и в танце Севенард выглядела более чем убедительно. Поздравляем Элеонору с участием в одном из красивейших событий года!

Элеонора Севенард дебютировала на сцене Большого театра

Элеонора Севенард, выпускница Академии Русского балета имени Вагановой 2017-го года, недавно принятая в балетную труппу Большого театра, сегодня дебютировала на сцене Большого в спектакле «Дон Кихот». О своем дебюте она сообщила в Instagram. Ее подписчики в этой социальной сети поздравляют 19-летнюю артистку с премьерой и желают новых успехов.

Дебют Элеоноры Севенард на сцене Большого театра
Фото: Instagram Элеоноры Севенард

Мы также от всей души поздравляем Элеонору с прекрасным дебютом!

«Праправнучка» Матильды Кшесинской пополнила труппу Большого театра

Сбор труппы Большого театра России

12 сентября в Большом театре России, на его Исторической сцене состоялся традиционный сбор труппы, где подводились итоги минувшего сезона и еще раз оглашались уже известные (объявлены летом) планы на сезон нынешний.

“Как всегда, на сборе труппы — раздача премий от попечительского совета, оглашение планов и представление принятых в труппу новых молодых артистов. И здесь сенсация: только в балетном полку пополнение аж на 22 человека. Именно столько выпускников балетных училищ Махар Вазиев пригласил в Большой. А это редчайший случай… Среди новичков не только питомцы Московской академии хореографии, в состав труппы войдут несколько человек из Вагановской академии (в частности, «праправнучка» Матильды Кшесинской Элеонора Севенард, ученик Николая Цискаридзе Егор Геращенко), Новосибирска (успевший уже жениться серебряный призер конкурса «Русский балет» Арсентий Лазарев), Перми.

Но самое ценное приобретение — Чино Марк: уникальный русско-японский танцовщик, призер и «золотой» лауреат множества международных конкурсов, в том числе главного из них, проходившего в июне этого года в Большом театре под председательством Юрия Григоровича. И опять-таки событие если не уникальное, то, во всяком случае, редчайшее в балетной истории (было ну разве что с богом танца Нижинским, потом с Нуреевым, Вишневой и не так давно с Васильевым): уже в сентябре Марк Чино станцует на сцене Большого одну из главных партий в балете «Этюды». Премьера балета состоялась в прошедшем сезоне, и не сказать чтобы артисты Большого справились с ней идеальным образом. Теперь на подмогу им руководитель балета бросил лучшие силы «последнего призыва». Будут заняты в репертуаре Большого и другие «новобранцы» — например, Элеонора Севенард. Так что в новом сезоне Махар Вазиев оказался щедрым на сюрпризы…”

Автор: Павел Ященков Источник: www.mk.ru

Пополнение в балетной труппе Большого театра

Перед открытием 242-го театрального сезона на Исторической сцене Большого театра состоялся традиционный сбор труппы.

Художественный руководитель балета Махар Вазиев познакомил всех собравшихся с новобранцами балетной труппы:

  • Анна Григорьева – Пермский ГХК
  • Анастасия Ермолаева
  • Дарья Каньшина
  • Анна Лебедева
  • Татьяна Осипова
  • Станислава Постнова – выпускница МГАХ 2017 г., звезда Инстаграмм.
  • Элеонора Севенард – выпускница АРБ им. Вагановой 2017 г.
  • София Смирнова
  • Татьяна Тилигузова – АРБ-2009-Мариинский театр-Баварский государственный балет (Мюнхен).
  • Екатерина Фатеева – выпускница МГАХ 2017 г.
  • Валерия Шикина
  • Мария Шувалова
  • Егор Геращенко – выпускник АРБ им. Вагановой 2017 г.
  • Виталий Гетманов
  • Петр Гусев
  • Григорий Иконников
  • Илья Карпович
  • Сергей Купцов
  • Арсентий Лазарев – Новосибирский ГХУ
  • Игорь Пугачев
  • Оскар Фрейм – выпускник АРБ им. Вагановой 2017 г.
  • Марк Чино – МГАХ

Источник: http://www.bolshoi.ru

Студенты АРБ имени Вагановой выступили в лондонском театре Coliseum

12 марта на сцене театра Coliseum в Лондоне прошел Гала-концерт «Иконы русского балета» (The Russian Ballet Icons), в котором приняли участие студенты Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой.

Они исполнили фрагмент из балета «Фея кукол» на музыку Йозефа Байера, восстановленного в прошлом году Николаем Цискаридзе для учащихся Академии. Выступление, по отзывам прессы, вызвало восторг у зрителей, собравшихся в воскресный вечер на концерт, посвященный наследию «Русских сезонов» Сергея Дягилева.

Нашу школу во главе с ректором представляли Влада Бородулина, Полина Буалова, Александра Коршунова, Павел Михеев, Элеонора Севенард, Оскар Фрейм, Александра Хитеева, а также педагог кафедры классического танца Татьяна Соломянко, которая дала мастер-класс студентам National Ballet School.

Гала-концерты The Russian Ballet Icons, организуемые компанией Ensemble Productions, проходят в Лондоне ежегодно с 2006 года. Программа каждого концерта насыщена именами как восходящих звезд, так и хорошо известных исполнителей, среди которых солисты лучших балетных трупп мира, включая Большой, Мариинский и Михайловский театры, Grand Opera de Paris, Berlin Staatsoper and Monte Carlo ballets, the Royal Ballet, English National Ballet и New York City Ballet.

афиша Гала-концерта «Иконы русского балета» The Russian Ballet Icons

студенты АРБ Вагановой в Лондоне

студенты АРБ Вагановой после исполнения балета "Фея кукол"

участники Гала-концерта "Иконы русского балета"

Мастер-класс дает Татьяна Соломянко

Источник: АРБ имени Вагановой

Бал в "Астории"

Сегодня, 2 декабря, в легендарной гостинице “Астория” состоялся “Лебединый бал”, устроенный ювелиром Петром Аксеновым. На нем присутствовали, в числе прочих гостей, артисты Мариинского театра.

Юрий Смекалов с женой Владиславой

Танцовщик и хореограф Мариинского театра Юрий Смекалов со своей женой Владиславой.

Виктория Брилева

Балерина Мариинского театра Виктория Брилева.

Ксандер Париш и Ирина Толчильщикова

Ксандер Париш и Ирина Толчильщикова.

elya_sevenard

Выпускница 2016 года Академии русского балета имени Вагановой и просто красавица Эля Севенард.

Николай Цискаридзе: «Владимир Владимирович спросил, что меня смущает в предложении стать ректором»

Ректор Академии имени Вагановой Николай Цискаридзе представляет свою воспитанницу Элеонору Севенард — в декабре вы увидите родственницу Матильды Кшесинской на исторической сцене Мариинки в «Щелкунчике».

Николай Цискаридзе и Элеонора Севенард

Николай: Впервые заместитель министра культуры и начальник департамента образования обратились ко мне с предложением стать ректором еще осенью 2012 года и я сразу сказал «нет-нет-нет». С моей точки зрения, главный форпост балетного образования выглядел очень плачевно, и это стало особенно очевидно, когда в 2013 году отмечалось 275-летие Академии большим концертом в московском Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Придя на этот концерт, я сам себе сказал, как хорошо, что я принял правильное решение и отказался — наблюдать происходящее на сцене было печально. Конечно же, существует определенная дистанция между Москвой и Петербургом, не знаю почему и когда это началось. Есть презрительное отношение петербуржцев к москвичам и снисходительное отношение москвичей к петербуржцам, но, тем не менее, московская критика петербургский балет любит и очень часто ставит его в пример. Однако тогда в достаточно в резкой форме было написано немало о том, что все утрачено, что происходившее на сцене не соответствовало великой Школе.

Мои доводы в Министерстве культуры были просты: какой бы я не был хороший и талантливый, какими великолепными не были бы мои связи с Петербургом, а я единственный за 300 лет существования русского балета московский артист, который семнадцать сезонов регулярно выступал в Мариинском театре, имею в него пропуск в качестве артиста балета за подписью Гергиева и удостоился бенефиса на его сцене, все равно в случае моего назначения ректором поднимется невероятный крик, по поводу того, что я не являюсь выпускником ленинградского училища. Я понимал, что очень много моих сверстников гипотетически уже видят себя на этом месте, и затеют грандиозный скандал. Я даже называл имена тех, кто выступит громче всех, и все они сработали по предсказанному мной сценарию. В общем, вся эта история долго продолжалась, пока однажды в Кремле после заседания Совета по культуре при президенте Владимир Владимирович не отозвал меня в сторону и не спросил: «Как дела с предложением стать ректором и что смущает?». Я был потрясен тем, что он вообще знает о существовании этого предложения. Я честно сказал, что это вызовет жуткий резонанс, а он мне ответил: «Но ведь тебя прежде всего должна волновать работа, доказывай все делом». Мы говорили буквально две минуты, это не была аудиенция, но после этого я все для себя внутренне решил. И когда ко мне обратился Владимир Мединский, а я вновь привел свои доводы, министр сказал мне, что у него ко меня полное доверие как к профессионалу и у меня карт-бланш: я могу делать все, что сочту нужным.

Три года назад я стал ректором Академии имени Вагановой, и вы просите меня подвести итоги. Но я не вправе судить о себе. Что-то из сделанного мне нравится, что-то из задуманного совершить еще не удалось. Я понимаю, что не все мои пожелания выполняются сразу. У Петербурга свой ритм жизни. Я часто объясняю детям, что они ходят по безумно прекрасному городу с очень сложной историей. Если здание грязное и покосившееся, они должны видеть не внешнюю оболочку, а суть — его неповторимость и красоту. Но состояние их самих зависит только от них.

В каждом выпуске есть дети, на которых я возлагаю надежды: у них не только милая внешность или способности, но еще и индивидуальность. В первые же свои дни в Академии я попал в водоворот подготовки к традиционным предновогодним «Щелкунчикам» на сцене Мариинского театра и увидел в вальсе Элеонору, сразу выделив этого ребенка. Потом мне объяснили историю ее семьи, происхождения. Другое дело, что этот флер будет постоянно ее преследовать и, к сожалению, злопыхатели всякий раз будут ставить ей в укор родство с Матильдой Кшесинской. Но для меня она всегда будет прежде всего Элеонорой.

Элеонора: Я не помню точно, в каком возрасте узнала о том, что моим прапрадедушкой был брат Матильды Феликсовны. Со времен Иосифа Феликсовича Кшесинского никто у нас не был связан с балетом — прадед, дедушка и отец получили техническое образование. Сейчас папа увлекся археологией, ведет раскопки в Черногории, а мама — историк, она преподавала, работала переводчиком, занималась нашим воспитанием. Моя младшая сестра тоже учится в Академии, старший брат — в Театральной академии, а младший — школьник.

Мой отец в 1990-е годы приложил немало усилий для того, чтобы возродить память о Кшесинской: он начал искать исторические документы, поехал во Францию, разыскал там ее учениц, собрал много материалов и затем организовал выставку о великой балерине в ее бывшем особняке, в котором теперь располагается Музей политической истории России. В последнее время о Матильде Феликсовне вновь стали говорить как об артистке, а не только как о фигуре, связанной с династией Романовых. Ведь прежде всего она была очень яркой балериной с потрясающей техникой и упорным характером — недаром она стала первой в истории нашей соотечественницей, которая смогла показать 32 фуэте. Существуют воспоминания, что когда она выходила на сцену, то демонстрировала огненный танец, невероятную эмоциональность, харизму, ее выступления были по-настоящему запоминающимися. Потрясающими танцовщиками были ее отец и брат — вместе они танцевали краковяк в сцене польского бала в опере «Жизнь за царя».

Николай: Я очень счастлив, что в минувшем ноябре после большого перерыва нам удалось возобновить международный конкурс учащихся балетных школ Vaganova Prix, потому что он, прежде всего, помог показать истинную картину состояния нашей системы преподавания. Победа на нем корейской пары  — Субин Ли и Санмин Ли — наглядно продемонстрировала то, о чем я все время говорил на всевозможных методических совещаниях: страны Азии давно нас обогнали. Потому что они полностью переняли нашу систему образования, заполучили лучших педагогов и подошли к процессу обучения не с русским авось, а со свойственным их менталитету трудолюбием. Наши и европейские дети думают о чем угодно, только не о монотонном ежедневном труде — на них действуют весна, снег, девочки, влюбленность, сериалы… А японцы, китайцы или корейцы работают как компьютеры. И к тому же в этих странах огромное количество подготовленных детей — в Китае практически в каждом крупном городе сегодня работает своя большая балетная школа, а та пара, что приехала к нам из Кореи, прошла огромный отборочный тур из 2000 претендентов на место.Совсем не случайно сегодня в Мариинском театре главным виртуозом является Кимин Ким, а он корейского происхождения. Но при этом надо понимать, что относиться к конкурсам всерьез — неправильно. Это просто шанс для артиста проявить себя. Для нашей профессии настоящим показателем является только роль на сцене, а все остальное — препарасьон, подход к роли.

Элеонора: С четырех лет я начала заниматься хореографией и гимнастикой, и в какой-то момент мама предложила попробовать поступить в Академию имени Вагановой. Она дала мне четко понять, что это выбор на всю жизнь: в этом случае балет станет моей будущей профессией. Я поступила сначала на подготовительное отделение, а потом в 10 лет перешла в 5 класс общеобразовательной школы и в 1 класс Академии. Этим летом уже буду выпускаться в театр. Так получилось, что в прошлом сезоне я станцевала семь спектаклей «Щелкунчик» в хореографии Василия Вайнонена — два на сцене Мариинского театра, а потом пять на гастролях в Японии.

Думаю, это очень пригодится мне в будущем. Сейчас я уже думаю не столько о технике в этой партии, сколько о нюансах, о наполненности образа. Когда есть возможность, я конечно хожу в Мариинский театр, потому что нужно знакомиться с репертуаром. Но это не всегда получается и к счастью сейчас есть Интернет, в котором можно посмотреть записи всех спектаклей в хорошем качестве. Конечно нам легче, чем нашим предшественникам – педагоги нам рассказывали, как раньше нужно было отлавливать людей в коридоре в театре, чтобы они тебе из ног в ноги передавали порядок движений. К тому же в Сети можно посмотреть много разных вариантов одного и того же па-де-де, и найти то, что тебе ближе.

Николай: Для меня очень важный момент заключается в том, как сложится судьба ученика дальше, — все, кто при мне выпускался из школы в театры, уходили минимум с пятью готовыми балетами. То же самое будет с Элей, она выйдет из Академии в театр с серьезным репертуаром: уже станцевала полностью «Щелкунчика», «Фею кукол», второй акт «Лебединого озера». И у меня есть еще задумки для нее.

Автор: andrey Собака.Ру

Отчет с балансом

Вагановская академия отыграла выпускной концерт.

Выпускной концерт АРБ имени Вагановой 2016 год
Выпускной концерт АРБ имени Вагановой 2016 год. Фото Натальи Разиной.

Вагановская академия представила свой выпускной концерт сразу в двух столицах — сначала в петербургском Мариинском театре, а вчера и в московском Кремле. На 274-й выпуск со дня основания и третий, который опекал в качестве директора Николай Цискаридзе, посмотрела Ольга Федорченко.

Программа для презентации была составлена нестандартно: очередная попытка уйти от дивертисментного построения выпускного спектакля увенчалась полным и безоговорочным успехом. Три акта выпускного концерта убедительно раскрывают даже не столько способности и таланты закончивших балетное образование, сколько блестяще реализуют концепцию директора Академии господина Цискаридзе, заявленную им во вступительном слове перед занавесом: «Подчеркнуть величие нашей культуры». Величие подчеркивалось балетными сценами из опер М. И. Глинки «Жизнь за царя» («Польский бал») и «Руслан и Людмила» (сцена «Волшебные сады Наины»), «Болеро» в хореографии Брониславы Нижинской и «Фея кукол» Сергея и Николая Легатов — Константина Сергеева в редакции господина Цискаридзе. Редко когда программа выпускных спектаклей могла похвастаться гармоничной балансировкой между роскошным характерным танцем, пластическими изысками хореографического авангарда 20-х годов прошлого века и безмятежной классикой!

«Польский» акт «Жизни за царя» в хореографии Андрея Лопухова и Сергея Кореня был возобновлен стараниями характерной примы ленинградской сцены Ирины Генслер. И это возобновление стало истинно кульминацией выпускных вечеров, несмотря на то, что им программа открывалась. Какие страсти кипели в сдержанно-сосредоточенном шествии (королевский полонез) и как залихватски взвивались руки в приветствии; какая танцевальная «дуэль» сопутствовала краковяку, и как «трещал паркет под каблуком» во время высокородной мазурки! Недостаток воспитания проявил лишь сидящий на сцене оперный хор: он напрочь отказывался приветствовать вставанием дефилирующую перед ними королеву. По-хорошему впечатлили характерные солисты (Анастасия Константинова, Роман Малышев, Ксения Осинцева, Егор Геращенко), для которых имперские традиции «большого стиля» есть школа профессионализма. В классическом вальсе одна из прим выпуска Алена Ледях (класс И. А. Ситниковой) с большой экспрессией и практически без помарок взлетала в высоких прыжках и прочерчивала безупречные и смелые диагонали па-де-бурре. Фокинский шедевр почти столетней давности «Волшебные сады Наины» поразил неожиданной танцевальной свежестью. Хореографический дурман отменно навевала Алена Ковалева (педагог Ю. А. Касенкова), чья пластическая точность в деталях и дивная координированность, несмотря на очень своеобычные внешние данные, аттестуют выпускницу как одну из надежд нынешнего года.

«Болеро» Брониславы Нижинской, показанное во втором отделении, вызвало более всего вопросов. Хореографический авангард 1928 года, сочиненный Брониславой Нижинской (и восстановленный Андрисом Лиепой) для гениальной танцовщицы-дилетантки Иды Рубинштейн, впервые показали в Петербурге. Собственно, повод найден, но не смысл. Монологичная история женщины с трудной судьбой, пронизанная открытым эротизмом и томлением плоти вряд ли «идеологически» подходит для программы выпускных спектаклей. Нет, конечно, оканчивающие Академию русского балета — люди весьма просвещенные и, вероятно, опытные. Но все же хотелось бы большего соответствия исполняемой программы теме юности и традиционных «открытых дорог». Но в свете исполненного «Болеро» дорога, казалось, идет лишь в одном направлении: солировавшая Анастасия Яроменко (педагог И. А. Ситникова) больше напоминала пэтэушницу «на раене», нежели роковую незнакомку.

Венчал вечер одноактный балет «Фея кукол» — очаровательная безделушка про пупсиков, зайчиков и оживленных кукол различных национальностей. Господин Цискаридзе мастерски отредактировал балет, убрав музыкальные и танцевальные длинноты, кое-где подсократил вариации или вообще их купировал. Благодаря этой правке (весьма деликатной), «Фея кукол» стала более динамичной и менее затянутой. И огорчительно, что в этом аполитичном балете нашли повод для цензуры: так, из программы дивертисмента исчез номер «Казак и малороссиянка», вместо которого господин Цискаридзе сочинил «Русский танец», не могущий похвастаться яркими художественными достоинствами. Также изъяли «неполиткорректный» танец кекуок в исполнении пары афроамериканцев, который мирно жил в «Фее кукол» с 1903 года. Тем не менее балет является кладезем для балетной школы, и таковым и остался: практически весь состав Академии с наслаждением танцует, играет и самовыражается. Два выпускных Пьеро Павел Остапенко (класс И. В. Новосельцева) и Олег Игнатьев (педагог А. А. Ермоленков) успешно доказали свою состоятельность в прыжках и пируэтах, соревнуясь перед премиленькой Феей — предвыпускной ученицей Элеонорой Севенард, родственницей Матильды Кшесинской, первой исполнительницы этой партии. Так что с традициями и наследием в Академии русского балета все более чем в порядке!

Коммерсант.Ru

Япония глазами воспитанников и студентов Академии

Путешествие в «невиданную даль» от дома всегда должно знаменоваться чем-то масштабным, получением памятных красочных ощущений, полезным опытом. Гастрольный тур учащихся Академии Русского балета имени А.Я. Вагановой в Японию – событие действительно исключительное и долгожданное. Ребята побывали в десяти городах, и каждый из них оставил свой отпечаток в их памяти и сердцах. В Японии воспитанники и студенты Академии показывали «Щелкунчик» в хореографии В. И. Вайнонена. Продемонстрировать балет из фонда классического русского наследия перед такой публикой, как японцы, задача отнюдь не из легких. Путь был кропотливым и длинным, и начинался он еще задолго до поездки – в репетиционных залах нашей Академии. Своими впечатлениями о пребывании в Японии, начиная с посадки самолета в Иокогаме и заканчивая взлетом в аэропорту Токио, поделились сами студенты.

Какие остались впечатления о Японии? В каких местах побывали, что запомнилось?

Элеонора Севенард (7/II): Поездка была очень интересная, у нас было одиннадцать спектаклей в десяти городах. Конечно же, мы старались больше гулять, смотреть. Я в Японии была в первый раз, и на меня эта страна произвела впечатление!

Юлия Золотых (7/II): Наша поездка длилась двадцать один день, поэтому отметить что-то самое запоминающееся очень трудно. Могу сказать, что Япония покорила наши сердца! Люди, улицы, еда… Все настолько отличается от России, что было такое ощущение, что мы попали на другую планету! Мы побывали в десяти театрах, в десяти замечательных городах! К сожалению, не везде была возможность осмотреть город, но в Фукуи, Фукуоке, Токио, Нагое и Иокогаме мы нагулялись! Не могу не отметить целый день в токийском Диснейленде, наверное, это событие стало самым значимым для нас, так как оно было последним в нашем путешествии.

Знакомство у нас было с современной Японией, поэтому насладиться древней культурой нам не удалось. Одна из запланированных поездок к древним храмам у нас оборвалась по причине сильнейшего ливня, думаю, что это не случайно.

А теперь о японцах – это очень вежливый народ! Впервые с их вежливостью мы столкнулись в аэропорту: все улыбаются, кланяются, открывают двери – чувствуешь себя даже немного неловко со своим угрюмым лицом. В магазинах они что-то все время говорят и улыбаются, настолько доброжелательно они все преподносят, что ты заражаешься их добротой! И вечное их «аригато годзаимас!»  (с японского «спасибо большое» – прим. автора).

Александра Попова (I курс бакалавриата): Одиннадцать городов – как жаль, что так быстро пролетело время! Помню каждый город, каждый день, но особенно предпоследний, когда эмоции не были контролируемы. Все плакали. Все! Это были слезы от того, что мы покидали Японию, как родную страну. Это были слезы счастья пребывания здесь. Это были слезы того, что наш выпускной класс разлетится в разные стороны в этом году. И, как знать, соберёмся ли мы в этом составе ещё раз?

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Воспитанники АРБ имени Вагановой в Японии

Мария Труевцева (7/II): Япония мне очень понравилась! Одно слово – благодатная страна! Тут даже люди отличаются, принято и с незнакомцами здороваться!

Одно только жалко, мы не побывали ни на одной экскурсии. Была намечена одна – в заповедник, но она отменилась из-за сильного ливня. Мне очень понравилось в Иокогаме и в Фукуи – там потрясла природа. В Иокогаме окна отеля выходили на залив. Мы буквально попали из зимы в лето. В Японии было очень тепло, за исключением Фукуи – единственный город, в котором был снег. Очень понравился Киото – это такая культурная столица Японии. А ещё, по дороге в Нагасаки, кажется, мы проезжали открытый океан. Счастья – неимоверно!

Влада Бородулина (7/II): Так как мы часто меняли города, то практически не успевали насладиться, и все же мне запомнился памятник Хатико на станции Сибуя. Также удивил заснеженный город Фукуи.

Евгений Болоцких (5/9): Это, конечно, не описать словами, абсолютно другая жизнь! Невероятно приятные и доброжелательные люди. Очень чисто, но странно, что урны попадаются редко!

Арина Сухоруких (7/II): Поездка запомнилась тем, что мы были дружны, очень много гуляли. Для нас Япония – это совершенно другой мир. Всё по-другому, даже отношение людей друг к другу заметно отличается, нежели в России.

Я не могу сказать за всех – кто где был, мы просто гуляли, фотографировались везде, где только можно. Некоторые были в храмах «гром и ветер», там потрясающе красиво, очень масштабно.

Ну, конечно же, всеми любимый Диснейленд. Когда мы прилетели на самолете в Токио, а потом ещё ехали на автобусе до самого Диснейленда, все очень устали. Но когда мы зашли, усталость куда-то исчезла, у всех взрослых и детей засияли глаза. Потрясающие воспоминания остались – в этот день мы сами были как в сказке.

В день, когда мы уже должны были покидать Японию, все-все без исключения плакали от счастья, что мы были в замечательной стране все вместе, и от горя, что это все останется лишь на фотографиях и в воспоминаниях.

Дарья Резник (7/II): Поездка оставила незабываемые впечатления, все было необычно и интересно. Мне очень нравится Европа, но Япония меня покорила. Из городов больше всего мне понравились Иокогама, Токио, Нагоя и Киото – там очень старая архитектура, которая переплетается с современными зданиями. В Токио большое впечатление оставили небоскребы и памятник верному другу Хатико. Очень поразила их культура. Японцы доброжелательны, улыбчивы, вежливы и всегда готовы помочь. На улицах очень чисто и нигде не курят. Еще поразил Тихий океан, который оказался совсем не тихим.

Перелет

Перелет

В аэропорту

Дарья Ионова (6/I): Впечатления очень хорошие! Множество городов, другая культура, другие люди – всё было очень интересно и познавательно. Одиннадцать спектаклей – безграничный опыт! Иокогама – первый город, мы жили на берегу залива. Фукуи поразил нас невероятным количеством снега. Посетили Нагасаки. В Токио ехали на спектакль на метро, там же посетили Диснейленд. В Сибуя повидали памятник Хатико. Нагойя запомнился красивым старинным замком самураев.

София Воронова (7/II): С Академией мы посетили такие города, как Иокогама, Токио, Фукуока, Нагасаки, Фукуи, Нагоя, Киото. Первый город, Иокогама, поразил неимоверно чистыми улицами, особенной тишиной, которой я больше нигде не наблюдала! Жили мы около воды. Сразу бросилось в глаза, что это чистая-пречистая вода голубого цвета. Было такое ощущение, что дорожки на улице буквально моют щетками. Не было ни одной бумажечки, а если я где-то что и встречала, то думала, что “наши” оставили. Мы четыре раза летали между городам Японии. Я почти не спала, смотрела на эту красоту. Почти каждый день переезжали на автобусах, и что очень радовало, мы останавливались полюбоваться пейзажами, особенно океаном, который мы проезжали!

Было трудно перестраиваться с режимом – разница шесть часов. Все свободное время мы пытались выходить гулять, не важно, сколько было времени. На каждой улице есть свой храм! Мы учили их традиции и обычаи, могу сказать, что на меня «громовое» впечатление произвели их храмы! В магазины мы ходили очень-очень часто, общались на английском.

В последний день восемь часов провели в Диснейленде! И взрослые, и мы катались, как маленькие.

Ксения Галина (3/7): Было очень здорово! Особенно понравилось посещение Диснейленда. Мы все думали, что Япония это город национальных построек, а там все так современно. Мне очень понравились мои каникулы в Японии, и я хочу назад!

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Воспитанники АРБ имени Вагановой в токийском Диснейленде

Как вас кормили? Удалось ли попробовать что-то традиционно японское, и как вам эта еда?

Юлия Золотых: В отелях у нас были завтраки – нам предоставлялся выбор между обычной европейской кухней и японской. Например, я каждое утро ела мисо суп (мисо суп — продукт традиционной японской кухни – прим. автора), рыбу и водоросли. Мне повезло, что я обожаю японскую кухню. Один раз у нас был обед в традиционном японском ресторане… Отзывы смешанные. Рис, водоросли, сладкая картошка, мисо суп, японская котлета с какой-то слизью. Довольны остались далеко не все… Для удобства наши педагоги решили предоставить нам выбор – почти каждый день мы получали по 2000 йен на обед и ужин, поэтому мы могли сами выбирать, чем хотим питаться. По счастью, в местных супермаркетах есть огромное количество еды, так как местные японцы сами во время обеда или по пути домой любят перекусить. Так вот в этих магазинах мы могли взять роллы, салаты, вареные яйца, наборы для обеда – рис, курица или рыба, водоросли. В каждом магазине также есть кипяток и микроволновка, это очень удобно! Чаще всего мы любили пообедать японскими сладостями или испробовать разновидности японского мороженого. Я как любитель экспериментов попробовала все сладости со вкусом зеленого чая! Также мы отметили, что суши и роллы в Японии отличаются от наших русских.

Евгений Болоцких: Могу сказать точно – я не поклонник японской кухни. Не понимаю, как можно есть это? Замечательно, что у японцев очень много своеобразных традиций. Например, при входе в ресторан нужно обязательно разуваться и снимать верхнюю одежду. Вместо стульев у них подушки и стол высотой 35-40 см от пола.

Анастасия Яроменко (I курс бакалавриата): Лично я обожаю японскую еду.

Ксения Галина: Один раз нас кормили традиционной японской едой – не очень понравилось. Что-то мне напоминало глазные яблоки и кишки.

София Воронова: Куда бы ни заходили, нас обязательно накормят, напоят. Японцы безумно дружелюбные, и когда узнают, что мы русские, ещё больше начинают кормить.

И кормили хорошо! Был шведский стол – отдельно с японской едой, отдельно с европейской. Мы питались, чем хотели.

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Что ели ребята в Японии?

Каково было выступать перед японской публикой, в чужой стране? Как вас принимали?

Элеонора Севенард: Японская публика, как нам говорили наши педагоги, очень много смотрит балетные спектакли, поэтому они понимают, когда хорошо, а когда плохо.

На спектаклях публика была очень доброжелательная, мне было особенно приятно, что после спектаклей они ждали нашего выхода у служебного входа, дарили подарки, многие из них неплохо говорили по-русски, что тоже было неожиданно.

Мария Труевцева: Да, согласна, что японцы очень «правильные». В Японии очень любят балет. Буквально за несколько дней до нас там закончились гастроли театра Якобсона, они, также как и мы, показывали «Щелкунчик», однако у них был ещё гала-концерт. Меня очень удивило, что половина зала сидела в гигиенических масках.

По моим представлениям, принимали нас очень тепло! Даже автографы просили. Особенно, на мой взгляд, удались последние два спектакля.

Дарья Ионова: Самое интересное, что в каждом городе нас принимали с такой душевной теплотой – словами не передать. После каждого спектакля японцы стояли у «черного входа» и поджидали нас, чтобы сфотографировать или просто поздороваться.

Александра Попова: Зрители потрясающие! Накал любви и доброжелательности к русской балетной школе неописуем. Фото поклонников после каждого спектакля, автографы всех участников, какие-то памятные сувениры и подарки, встреча у «черного входа», долгие аплодисменты – всё это оставляет глубокий отпечаток.

Мурат Ушанов (7/II): Публике очень нравились спектакли, но никто не кричал «Браво!», скорей всего у них так не принято. И громко аплодировали только в конце спектакля.

София Воронова: Чувствовалось, что публике нравилось, как мы танцуем. Сцена находилась буквально в двух шагах от зрителей, оркестровая яма была не во всех театрах, лишь в Киото и в Токио. Мы танцевали и видели, кто как реагирует, кто во что одет.

Дарья Резник: Мы выступали во многих театрах, и один был красивее другого. Японцы очень благодарные зрители – они с нами фотографировались, брали автографы, несмотря на то, какие мы партии исполняли – сольные или кордебалетные.

С японскими зрителями

С японскими зрителями

С японскими зрителями

Как проходили репетиции, спектакли?

Анастасия Яроменко: Необычно, все были взволнованы, но это нормально… Главное – результат.

Арина Сухоруких: Репетиции проходили довольно быстро – по месту, по музыке. Солисты репетировали, естественно, дольше, так как нужно привыкнуть к жесткому полу, и без поката.

София Воронова: Приезжали в театр, и сразу Николай Максимович собирал нас, чтобы развести весь балет на новой сцене. Очень внимательные гримёры и костюмеры. Как они все вытерпели, не знаю. Столько переодеваний, мы не успевали, переодевались быстро, они застегивали, зашивали…

Я в первом акте была пианисткой, а в третьем – исполняла русский танец или «розовый вальс». Большую Машеньку танцевала Севенард Эля. В «русском танце», в момент, когда мы сидим на сцене на тумбочках, смотрим все адажио… От мысли, что я учусь в самой лучшей школе, у самых лучших педагогов, танцую в Японии, представляя Россию, нашу Академию… Я просто сидела и плакала от счастья! Эля – самая лучшая Маша, смотрела на неё и плакала! Она – умничка!

Последний спектакль был в Киото – культурная столица – педагоги говорили, что это – самый ответственный спектакль. В конце спектакля на нас обрушился ливень разноцветного фейерверка – это самое запоминающееся, нас не могли выгнать со сцены. Мы «купались» в этом, заматывались… Чего мы только не делали!

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

На репетиции в Японии

Были ли какие-то трудности?

Анастасия Яроменко: Все было хорошо, мы жили в хороших отелях, выступали на больших и малых сценах. Конечно, нам было непривычно поначалу танцевать там, так как сцена в японских театрах намного жёстче, чем сцена Мариинского театра! Но со временем все привыкли.

Влада Бородулина: Очень много сил тратилось на частые переезды и перелеты из города в город, но, наблюдая красоты различных городов, как современных мегаполисов, так и древних построек, набираешься позитивной энергии.

Мария Труевцева: Трудностей никаких не было. Была хорошая организация.

В театре небольшим неудобством было то, что все сцены без поката. Очень удивило отношение работников сцены к выступающим – идешь за кулисами, а тебя пропускают, фонариком в ноги светят.

София Воронова: Трудно было то, что в каждом театре своя форма сцены. Мы привыкли к Мариинской – она большая, и много места. Были такие сцены, где было только две кулисы: одна на женской и одна на мужской стороне. Кулиса громко сказано – вход и выход.

У вас были спектакль с оркестром и под запись – почувствовали разницу?

Дарья Ионова: Да, было несколько спектаклей с оркестром, и разница колоссальная. Другая атмосфера абсолютно, и на сцене между артистами, и в зале. Когда танцуешь и видишь смычок дирижера, – мурашки по коже (лично у меня).

Влада Бородулина: Под оркестр танцевать спокойнее.

Как считаете, вы справились со своей задачей?

София Воронова: Я думаю, что да! По крайней мере, мы старались.

Элеонора Севенард: Наши педагоги в целом были довольны. Не знаю, справились ли мы на все сто процентов – всегда есть, над чем работать – но мы очень старались, чтобы наши спектакли запомнились зрителям!

Финал гастролей в Японии - Элеонора Севенард

Последний спектакль в Японии

Последний спектакль в Японии

Источник: АРБ им. Вагановой

Автор: Лейла Эйвазова, студентка II курса Педагогического факультета Академии («Искусства и гуманитарные науки»).