Сомнения в области балета

Результаты конкурса вызвали вопросы у критиков

Всероссийский конкурс молодых исполнителей «Русский балет» прошел в Большом театре всего во второй раз. Задуманный супругой нынешнего премьера российского правительства Светланой Медведевой ещё два года назад, впервые он был осуществлен тогда же при поддержке Министерства культуры и Фонда социально-культурных инициатив.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

В первых рядах рядом с гендиректором Большого Владимиром Уриным — курирующая культуру вице-премьер Ольга Голодец. Что же касается самого конкурса, то он проводился между учащимися и недавними выпускниками хореографических училищ со всей страны. Отборочный, первый тур был закрытым: каждое образовательное учреждение, подавшее заявку на участие в конкурсе, и определяло участников второго этапа. В этот раз на сцене Большого театра предстало 27 учащихся — студентов выпускных курсов и прошлогодних выпускников из 13 балетных школ России (помимо московских и питерских это хореографические училища из Перми, Новосибирска, Саратова, Красноярска, Казани, Краснодара, а также бурятские, башкирские и якутские колледжи).

Проблемы у участников (в том числе и у большинства лауреатов) были те же, что и всегда бывают на конкурсных выступлениях такого рода: не только неодушевленное, слишком школярское исполнение, отсутствие чувства стиля и немузыкальность, но зачастую и отсутствие танца как такового: под видом танца многие конкурсанты выдавали напоминающий гимнастику набор виртуозных элементов и трюков.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

Что имеем в итоге? Почти все призеры — за редким исключением — представители Московской государственной академии хореографии и Академии русского балета им. Вагановой. И если с присуждением Гран-при (Алексей Путинцев) и «золота» (Дэвид Мотта Соарес и Марфа Сидоренко) москвичам можно было бы и согласиться, то «серебро» и «бронза» доставшиеся представителям вагановской академии (Алена Ледях, Иннокентий Юлдашев) по меньшей мере вызывают вопросы. И чудом в число победителей пробились прыгучий выпускник Новосибирского хореографического колледжа Никита Мальцев («серебро»), выделившийся из числа участников отменно исполненной вариацией Филиппа из балета «Пламя Парижа», и длинноногая и длиннорукая студентка III курса хореографического училища имени Лавровского Анастасия Захарова («бронза»).

Вне всяких сомнений, московская и питерская балетные академии являются лучшими не только в России, но и во всем мире. Однако можно не сомневаться и в том, что будь состав жюри под председательством Юрия Григоровича несколько иным и в него не входили бы руководители соревнующихся балетных академий или училищ (понятно, всей душой радеющих за вверенные им учебные заведения), то результаты конкурса могли бы выглядеть несколько по-другому. Так, в число лауреатов мог бы запросто попасть представитель московского училища при театре танца «Гжель» Алексей Зуев вместе со своей партнершей (в конкурсе не участвовала) Ниной Колосковой, виртуозно и стилистически точно исполнивший незатасканное на балетной сцене «Тирольское па-де-де» датского классика Августа Бурнонвиля из оперы «Вильгельм Телль». Или серебряный медалист смотра-конкурса балетных училищ «Гран-при Михайловского театра» (а кроме того, других престижных балетных состязаний), обладатель удлиненных линий Юрий Кудрявцев из Красноярска. Уж на что на что, а на «бронзу», в результате отданную вагановской академии (училищам за победителей полагалось: за «бронзу» — 100 тыс., за «серебро» — 150 тыс., за «золото» — 200 тыс., за Гран-при — 300 тыс. рублей), претендовать они точно могли.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

Вообще же вопрос с жюри на подобного рода состязаниях нужно решать кардинально. Либо совсем не включать сюда представителей учебных заведений, участвующих в конкурсе, либо лишать их права голоса при оценке своих подопечных. В противном случае подавляющее большинство участников будет находиться в заведомо неравных условиях (особенно в невыгодном положении находятся периферийные учебные заведения), а непосредственно перед началом соревнований (как в этот раз) в кулуарах будут уверенно называть имена будущих победителей.

Автор: Павел Ященков Источник: www.mk.ru

История любви: Иван Васильев и Мария Виноградова

Иван Васильев Мария Виноградова

Нормальные мужчины сейчас так не делают. Не выстилают пол от входной двери до гостиной лепестками роз и не надувают шарики, чтобы с максимальной пышностью обставить момент вручения кольца Graff. Но Иван Васильев не претендует на роль нормального. Он претендует на роль принца. И из Большого в Михайловский два года назад он ушел в том числе и потому, что ему давали героические роли, а хотелось быть Зигфридом, Альбертом, Дезире. В Большом он, скорее всего, будет танцевать «Ивана Грозного» — царя, но не принца, зато собственную жизнь обустраивает на свой вкус.

Лепестки — слишком театрально? Только не для Ивана. Друг Васильева, ювелир Петр Аксенов, в своей фирменной московско-усадебной манере сообщая о том, что танцор намерен «падать на колено», выдерживает театральную паузу. Петр в Москве знает все и про всех, но в разговоре со мной играет в партизана. Напрасно – Иван к тому моменту на колено уже упал, и Мария летом выйдет за него замуж. Однако рано делать иронические выводы о наивных влюбленных. Ваня и Маша — не дети и не позеры. Они принципиально не такие, как все. Особенно Иван. Или Маша. Не знаю, кто больше. Наверное, все-таки Иван.

«Какой он человек? Лучший. Мой, — Мария говорит о любви самыми простыми словами, без популярного в рублевских женских гостиных психоанализа. И сглазить не боится: она вообще не робкая. — Не в том смысле, что он моя собственность. Он мой человек. Мне с ним удобно. Больше всего на свете, после меня, конечно, он любит докторскую колбасу — это его страсть. Ваня сделал предложение с шариками и лепестками — это его выбор, и он мне не показался смешным». — «Сколько каратов в камне?» — «Я не понимаю».

балерина Мария Виноградова

Зато безумие поступка если не понял, то по достоинству оценил продюсер Ивана (а также не посторонний человек для Дианы Вишневой, Натальи Осиповой, Полины Семионовой, а с недавних пор и Роберто Болле, звезды Ла Скала и лица Dolce&Gabbana) Сергей Данилян, Дягилев нашего времени. Для справки: кольцо Graff из розового золота с белым бриллиантом посередине и розовыми по периметру стоило пятьдесят тысяч долларов. «Мне тяжело дать оценку этому жесту. Ваня попросил: «Отвезите меня туда, где вы купили кольцо своей супруге». Но я купил его Гае к тридцати­летию нашей семейной жизни и только сейчас смог его себе по­зволить. А Ваня решил сделать такой подарок в свои двадцать пять. Я понимаю, что у него сейчас есть средства и он может их потратить. А с другой стороны, завтра у него может вообще ничего не быть. Не дай бог травма, не дай бог пенсия. У Ивана очень высокие гонорары. Двенадцати спектаклей «Соло для двоих» и двена­дцати спектаклей нью-йоркского тура Михайловского теат­ра ему хватило, чтобы выкупить квартиру в Питере».

Данилян говорит, что балетные девочки крепкие: если стукнут, мало не покажется. Но Маша эфемерна, у нее невероятно тонкие руки, которыми она точно не собирается своего Ивана бить. У нее татуировка на правой стопе возле пальцев (не кривых, не перело­манных и не стертых в кровь пуантами, что бы ни говорили те, кто ни одной балерины без одежды вблизи не видел) — «турецкие огурцы», как на тканях Etro. И русалочьи глаза — голубые с темным ободком, и это не контактные линзы. А Иван… Пока команда Tatler переодевает Машу для следующего кадра в номере гостиницы «Украина», Иван засыпает в кресле, как Штирлиц, — в момент. Он в одних джинсах, и невозможно не смотреть на его торс. Докладываю — это равнобедренный треугольник из идеально отполированной кожи. Смот­реть на чужого жениха как на произведение искусства можно, не возбраняется. Можно даже оправдывать свое сердцебиение и головокружение синдромом Стендаля — это когда произведение искусства так сильно на тебя воздействует, что начинаются галлюцинации. А можно и не оправдывать — в конце концов, искусство балета принадлежит народу, и любоваться можно сколько угодно.

Иван Васильев Мария Виноградова

«Из него счастье прет просто, — говорит строгий Данилян по­сле того, как подробнейшим образом аргументирует свою ярость по поводу Ваниной декабрь­ской травмы: для танцовщика надрыв крестообразной связки колена и, как следствие, отмененные выступления — это не по­вод пожалеть больную ножку, а свидетельство неорганизован­ности, безответственного отношения к своему телу. С этим не спорит даже влюбленная Маша. — Они с ней как два цветка. Хорошо политых с утра. И расцветших».

Их роман выглядит как первая любовь — но нет, она не  первая. Мария без лишнего шума была замужем за Александром Савицким, владельцем компании «Трехмер», делающей компьютерную графику для рекламы, кино и телевидения. А у Ивана история была громкая — роман с балериной Натальей Осиповой. Когда-то их свел Алексей Ратманский, двигая вместе и вверх в Большом. С Наташей они уехали из Москвы в Петербург к Владимиру Кехману. С ней же до сих пор танцуют разрывающее сердце «Соло для двоих». Но Наталья хотела в Лондон, это сильно осложняло отношения и в итоге их прекратило. Скорее, по ее инициативе — о личной жизни такие вещи трудно говорить определенно. Сейчас Осипова — прима лондонского The Royal Ballet в Ковент-Гарден, у нее другая жизнь. Но когда в Москве в декабре на юбилейном вечере Даниляна «Ардани 25» Васильев не смог танцевать из-за травмы, Наталья в «Соло» отказалась выходить на сцену с другим партнером: этот танец ставился для них с Иваном, и по-другому она его себе не представляет.  Васильев говорит, что Маша и Наташа знакомы и хорошо общаются. Маша не спорит.

Иван Васильев Мария Виноградова

Жених и невеста не могут друг от друга оторваться, держатся за руки и целуются прилюдно — то ли получают удовольствие от того, что другие смотрят, то ли им просто все равно. Иван вообще не слишком беспокоится о том, кто что про него скажет. Его даже не тревожит тот факт, что на белом свете существует Николай Цискаридзе. «Я не в ссоре с ним, это все враки. Мы ­недавно в Михайловском танцевали «Тщетную предосторожность» вместе, он был вдовой Симоной, я Каленом. У нас замечательные отноше­ния.

Это же театр — тут слухов больше, чем событий. Один скажет:  «Представляешь, у него все волосы выпали». А другой добавит: «Да, все выпали, и растут теперь зеленые». Скучно ведь просто идти смотреть спектакль, надо, чтобы скандалы, интриги, рас­следования». Ну, на совсем пустом месте зеленые волосы не растут, тем более что Николай Максимович — человек ироничный. Ходит такая байка, что, когда Ваня с Машей в Большом танцевали вместе (он — Спартака, она — Фригию, что, кстати, и стало началом их романа), Цискаридзе не отказал себе в удовольствии спросить Васильева, мальчика из поселка Тавричанка Надеждинского района Приморского края: «А ты читал «Спартака»?» Мальчик ему в ответ: «Зачем мне читать «Спартака», я смотрел фильм «Гладиатор». Иван этого диалога не помнит, но даже если бы он на самом деле имел место, то унижение, которое он испытал от старшего товарища, прошло бесследно и безболезненно. Спартак растет с бешеной скоростью, впитывает информацию как губка, увлекся оперой. Первое свидание, на которое он пригласил Машу, было все в том же Большом, но на опере — «Дона Карлоса» смотрели, сидя в третьем ряду. Она была в длинном платье-бандаже Rick Owens, туфлях Prada и с сумкой Chanel. Как сейчас помнит.

Иван Васильев Мария Виноградова

Иван потрясающий танцовщик: он прыгает до небес, приземляется на землю как кошка. Некоторые говорят, что он слишком корпулентен для принца Дезире в «Спящей красавице», что в Минском хореографическом училище его в первую очередь натаскивали на трюки, но зато у него харизма такая, что партер и кресла — все блестит. Когда он танцевал «Баядерку» в Нью-Йорке, газеты писали, что тестостерон на сцене выделяется в таком количестве, что его хватает даже на тех, кто в зале. В первом эпизоде он после охоты, на которой убили тигра, и ты действительно веришь, что тигр был убит. Но у Ивана Васильева, заслуженного, между прочим, артиста Российской Федерации, есть грех — называется Sony PlayStation. Игровых приставок в его жизни много: «В Питере стоит одна. И в Нью-Йорке лежит. И в Милане. В Москве тоже есть, но она у мамы осталась. И у брата моего в гримерке миманса есть, я к нему прихожу, и мы играем в Call of Duty. Редко, когда время есть. В Большом вообще есть приставки, ребята пользуются. С Сарафановым (Леонид Сарафанов — премьер Михайловского теат­ра. — Прим. Tatler) мы играли на них в футбол. Но есть игры лучше футбола — если часик помочить компьютерных дя­дек, потом не хочется никого убивать».

На нашей съемке он в перерывах не только спал — чаще хватал телефон и играл в «Битву замков», надеясь, что ему выпадет быть супергероем Росомахой. Из московского гнезда на «Маяков­ской» Маша приставку выселила и вообще, похоже, намерена не­навяз­чиво вести молодого человека дорогой добра. Она ему готовит, он боготворит ее суп том-ям. После открытия Олимпиады в Сочи Ваня мгновен­но засобирался домой, потому что Маша прислала ему на WhatsApp фотографию котлет с гречкой, но его такси развернули: президент Путин пригласил звезд церемонии к себе — праздновать.

Иван Васильев Мария Виноградова

Как только Иван залечит ногу, за ним придется пристально следить. Записываем: в планах у него «Лебединое озеро» в Лондоне, «Утраченные иллюзии» и «Спартак» в Большом, «Майерлинг» в Станиславского, «Дон Кихот» и «Тщетная предосторожность» в Михайловском. И гастроли с Большим в Бразилии. И проект «Соло для двоих» в России и Нью-Йорке. К этому надо добавить еще одно обстоятельство — Иван Васильев и Мария Виноградова теперь просто обязаны стать роскошным украшением светской жизни двух столиц. Иван не боится общества, на открытии прошлого весеннего сезона в American Ballet Theatre (главный смотр балетных богатых и знаменитых) он был великолепен и не нуждался в представлении — его и так все знают. Но в Москве они с Машей едят в «Цветении сакуры» рядом с домом и «Рыбном базаре» на Патриарших, в Питере — в «Тархуне» и «Рибае». В «Угольке» их однажды обидела хостес, и больше они туда не ходят.

Мария тянется к свету — она уже знает, какую роль в нем играют кутюрные платья и бриллиантовые диадемы, но Иван тянет ее домой — там Apple TV, чтобы смотреть кино в постели, и ароматические свечки, которые он привез из парфюмерной лавочки напротив Ла Скала. Он их зажигает, когда готовит Ма­ше ванну. Хочет ребенка. И домик у моря — в идеале на острове около Позитано, который когда-то принадлежал Нурееву. Пишет стихи. В нем вообще есть что-то есенинское — немного странный имидж для современного светского льва, но он не про имидж. Он, никого не слушая, упорно стремится жить так, как ему нравится, и с той, кого любит.

Источник: Tatler Фото: Данил Головкин Текст: Ольга Зарецкая

Дебют Оксаны Скорик и Андрея Ермакова в балете “Ромео и Джульетта”

Сегодня, воскресным днем, 14 декабря 2014 года на Новой сцене Мариинского театра состоялся замечательный дебют двух прекрасных артистов Мариинки – Оксаны Скорик в роли Джульетты, Андрей Ермаков – в роли Ромео. Дебют удачный, играли прочувственно, Андрей Ермаков в сцене смерти так скатился, упав, со ступенек, что стало зал забеспокоился, не пострадал ли артист…

В роли Тибальда – хорезматичный Игорь Колб. Меркуцио – Алексей Тимофеев, Шут – Григорий Попов. Украшали спектакль красавицы Куртизанки – Елизавета Негриенко, Анастасия Петушкова, Екатерина Девичинская.

Поздравляем  Оксану Скорик и Андрея Ермакова с дебютом!

Юлия Степанова покидает Мариинский театр

Юлия Степанова покидает Мариинский театр. Очень жаль, что Юля, ярчайшая звездочка Мариинки, получившая признание и любовь как российской, так и зарубежной публики, не смогла завоевать признания своих достижений руководством театра и вынуждена покинуть сцену любимого театра…

Юлия Степанова покидает Мариинский театр

Юлия Степанова – дипломант Международного конкурса Vaganova-Prix (Санкт-Петербург, 2006). Родилась в Оренбурге.
Окончила Академию Русского балета им. А.Я. Вагановой в 2009 году (класс профессора Людмилы Сафроновой).
С этого же года в труппе Мариинского театра. В ее репертуаре были следующие партии:
«Жизель» (Мирта) – хореография Жана Коралли, Жюля Перро, Мариуса Петипа;
«Сильфида» (сильфиды) – хореография Августа Бурнонвиля в редакции Эльзы-Марианны фон Розен;
«Баядерка» (Гамзатти, Grand pas, вариация в картине «Тени») – хореография Мариуса Петипа в редакции Владимира Пономарева и Вахтанга Чабукиани;
«Спящая красавица» (Фея Сирени) – хореография Мариуса Петипа в редакции Константина Сергеева;
«Лебединое озеро» (Одетта-Одиллия, большие лебеди, Венгерский танец, Мазурка, Испанский танец) – хореография Мариуса Петипа и Льва Иванова в редакции Константина Сергеева;
«Раймонда» (Генриетта) – хореография Мариуса Петипа в редакции Константина Сергеева;
«Дон Кихот» (Повелительница дриад, Мерседес, Уличная танцовщица) – хореография Александра Горского;
балеты Михаила Фокина: «Жар-птица» (Жар-птица), «Шехеразада» (одалиски);
балеты Джорджа Баланчина: «Драгоценности» («Рубины», «Бриллианты») и «Сон в летнюю ночь» (Елена), «Симфония до мажор» (IV. Allegro vivace);
«Бахчисарайский фонтан» (Вторая жена Гирея) – хореография Ростислава Захарова;
«Щелкунчик» (Розовый вальс, Вальс снежинок) — хореография Василия Вайнонена;
«Спартак» (Эгина, Египтянка) – хореография Леонида Якобсона;
«Легенда о любви» (танец придворных танцовщиц) – хореография Юрия Григоровича;
«Кармен-сюита» (Рок) – хореография Альберто Алонсо;
«Щелкунчик» (сестры Щелкунчика, Королева снежинок, вальс цветов) – постановка Михаила Шемякина, хореография Кирилла Симонова;
балеты Алексея Ратманского: «Анна Каренина» (Жена посланника), «Конек-Горбунок» (Цыганский танец);
«Предчувствие весны» (женщины) – хореография Юрия Смекалова;
«Парк» – хореография Анжелена Прельжокажа;
«Головокружительное упоение точностью» – хореография Уильяма Форсайта;
танцы в опере «Руслан и Людмила».

Творческая мастерская молодых хореографов в Мариинском театре

Сегодня побывал в Мариинском театре на «Творческой мастерской молодых хореографов», чему очень рад. Сидел во втором ряду партера. Билет стоил всего 2 000 руб. Представление шло с одним антрактом.

поклоны после окончания балета Юрия Смекалова Камера-обскура
поклоны после окончания балета Юрия Смекалова «Камера-обскура»

После выступления артистов остался и на обсуждение. Очень жестко  прошлись по творчеству молодых. Лучше всего, конечно, показали себя балет «Cinema» Максима Петрова и балет «Камера-обскура» Юрия Смекалова.

Транзакцию выполнили!

Хореограф Уэйн МакГрегор: «Возможно, произвожу впечатление человека со странностями, но я нормальный!»

Екатерина Кондаурова и Андрей Ермаков танцуют балет Инфра
Екатерина Кондаурова и Андрей Ермаков с удовольствием скрещивают йогу и танец. Фото: Наташа Разина

Британец Уэйн МакГрегор для мировой балетной сцены и спаситель, и сумасшедший экспериментатор, и статусный персонаж. Хореограф английского Королевского балета. Ученый, который в Кембридже занимается психофизиологией, связью мысли и движения… Любитель всевозможных гаджетов, плазменных экранов и заокеанских трансляций. В 1997 году показал одновременно один и тот же балет «53 байта» на сценах Берлина и Канады, объединив их телемостом. О МакГрегоре ходят слухи, с ним мечтают работать, билеты на его спектакли раскуплены заранее. Так было в 2008 году в Лондоне, где прошла мировая премьера его балета «Инфра». Так было в конце февраля в Петербурге, где на сцене Мариинского театра, который много лет поддерживает Банк ВТБ, в рамках фестиваля «Масленица» состоялась российская премьера этой постановки.

Железная игуана и ее фирменная подпись

хореограф Уэйн МакГрегор
Необычная внешность хореографа способствовала распространению его славы человека не от мира сего. Фото: Наташа Разина

Интервью назначено на 11.30. Британцы педантичны. Опоздать нельзя. В фойе нового здания – батальон телевизионных камер. МакГрегор интересен, кажется, всем каналам одновременно. На часах 11.29. Вдоль уже известной желтой ониксовой стены движется какая-то вытянутая фигура в коже. Она похожа на тень из одноименной сказки Шварца. Или на Горлума из «Хоббита». Нет, это Глот с планеты Катрук. «Господин МакГрегор», – слышу я и автоматически сжимаю костистую руку, не осознавая, что панк с проколотым ухом и есть тот самый одиозный хореограф. Он кивает в сторону камер, но сообщает мне, что помнит об эксклюзиве. Мы садимся чуть поодаль. Уэйн тут же закручивается узлом, из которого он будет выпутываться на протяжении нашего разговора, все более и более раскрываясь. Экзотическая внешность игуаны скрывает милейшего, хотя и очевидно железного человека.

Господин МакГрегор, то, что увидели лондонцы в 2008 году, и то, что увидели петербуржцы в 2014-м, – это один и тот же балет? Или все-таки они разные?..

– В каждом театре даже один и тот же балет «звучит» по-разному. Мне было невероятно любопытно приехать в Петербург, увидеть новых артистов, новое качество движения. Я уверен, что у каждого человеческого тела есть своя физическая подпись. И каждое человеческое тело оставляет эту подпись на хореографе, с которым работает его танцор. Танцоры Мариинского театра подарили мне целый «альбом» шикарных автографов. «Инфра» в их исполнении смотрится совершенно по-другому, чем где бы то ни было еще.

Как вы проводили кастинг? Что для вас главное в танцоре?

– Меня интересуют удлиненные тела, с длинными руками, длинными ногами, то, как они могут переплести конечности в танце, их пластичность. Но не менее важно то, что я чувствую от человека. Хореография для меня – это обмен энергией, транзакция эмоциональных состояний. И только потом танец.

«Тело – самая высокотехнологичная субстанция в мире»

То есть мне не случайно показалось, что ваш балет напоминает йогу?

– Ха-ха! Да, йога – это часть моей жизни, как у многих балетных. Меня интересует возможность достижения экстремальных состояний, в которые можно погружать свое тело посредством самых разных практик. С моей точки зрения, тело – самая высокотехнологичная субстанция в мире. И я пытаюсь провоцировать и заставлять ее проявлять эти качества на максимальном уровне. Поэтому для тренировок и постановок я комбинирую репетиционные стратегии прошлого, то есть классический балет, смешивая его с йогой, с бхаратанатьям (классический индийский танец. – Прим. авт.) Пытаюсь использовать эти комбинации новым образом. Тогда и у артистов появляется второе дыхание.

Игра в классики

Виктория Терешкина и Ким Кимин в балете Инфра
Станцевать Infra сочли за честь примы Мариинки. Виктория Терешкина и Ким Кимин. Фото: Наташа Разина

– Как классические артисты Мариинки смогли выполнить ваши требования, тем более что репетиционный период был очень коротким?

– Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю, где это тело обучалось танцу, какому танцу оно обучалось. В первую очередь я работаю с человеком, который находится напротив меня. Очень важно, чтобы границы растворялись. Ведь миллионы людей уверены, что классический балет – это движение только в одном направлении. Но классический балет тоже развивается! Я обожаю классику, боготворю Баланчина, обожаю его балеты, но быть Баланчиным я не хочу. Я работаю сегодня. В 2014 году. Во время невероятного развития технологий, которые дают нам возможности новых коммуникаций. И мы видим мир и ощущаем его по-другому, чем наши предшественники.

Кстати, о критиках. Они часто высказывают мнение, что внешние эффекты ваших балетов, все эти технологические примочки, отвлекают от самих балетов. Что вы на это обычно отвечаете?

– Я с подобным мнением не раз сталкивался и понял одно: критики в своих статьях обычно пишут больше о себе, нежели о том, о чем они должны были бы написать. То, что я создаю, – объект искусства, а не просто хореография. Объект этот не делится на части: это надо смотреть, это не надо смотреть. Искусство – не повседневная жизнь, в которой мы сами выбираем, на что обратить внимание, а на что можно наплевать. Мои балеты нужно смотреть целиком и без стервозного прищура. Зрители сами должны осуществлять навигацию по произведению, которое они видят на сцене.

Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю

Танцы для Гарри Поттера

– Вы сняли клип для группы Radiohead, привлекали к работе над балетами Боя Джорджа, делали инсталляции для галереи «Саатчи», в фильме «Гарри Поттер и кубок огня» поставили сцендвижение… Кажется, вы только с Дэвидом и Викторией Бекхэм еще не работали. Когда вы соединяете, казалось бы, несоединимые вещи, что вас подталкивает к этому?

– Я не делю свою жизнь на «свою» и «жизнь в театре». Я слушаю очень много современной музыки, особенно электронной, и работаю с живыми современными композиторами. У меня всегда есть потребность снять свои шоры, открыть эти самые фильтры и подключиться к настоящему миру. Ведь на самом деле наш, балетный, мир довольно замкнутый. Я осознаю это, поэтому намеренно интересуюсь современной культурой, в том числе мейнстримом: популярной музыкой, массовым кино, новыми книгами, компьютерными играми, визуальными штучками, гаджетами…

«Для меня правил нет. Мне действительно не важно, с каким телом я работаю»

– То есть «Гарри Поттера» вы тоже читали?

– До работы над фильмом? Не-а! Что интересно, в «Гарри Поттере» я не столько ставил танцы, хотя и это тоже, сколько занимался постановкой движения. Там же куча странных персонажей, и они, понятное дело, не могли бы двигаться как обычные люди. И я придумывал, каким образом они могли бы ходить, бегать, поворачиваться, нагибаться, шевелить руками… То есть хореографические проблемы персонажей книги Джоан Роулинг не имели отношения к танцу как таковому. Но я работал не один, мне помогал Том Йорк из Radiohead. Он не имеет отношения к танцу, и было круто заполучить такого советчика. Знаете, иногда это очень полезно: не быть специалистом в каком-то вопросе. Когда человек говорит: «Я эксперт», как правило, он очень ограничен. По моему личному опыту.

Русские для англичан

балет Уэйна МакГрегора Инфра
Что за балет МакГрегора без новых технологий? Вместе с артистами на сцене пляшут и человечки-проекции. Фото: Валентин Барановский

– Поработав с русскими, что вы можете сказать о нас? У нас с британцами много общего? Или полуторамиллионная русская диаспора в Лондоне – это просто стечение обстоятельств?

– У меня две мысли по этому поводу. Думаю, никого не удивлю, подтвердив тот факт, что в нашей английской прессе существует негативное отношение к проблеме гей-сообщества в России, тех репрессий, которое оно якобы переживает. Эту тему наши журналисты с радостью мусолят уже давно. Но что интересно, прошедшая Олимпиада в Сочи перекалибровала образ России в мире. Так что отношение к России находится в постоянном движении, бесконечно меняется. В реальности существует представление о России, которое идет извне. И реальность, которая существует внутри самой вашей страны. Мне ваша страна кажется очень творческой, креативной. Она не похожа на все остальные страны Европы. И это хорошо. Если в стране не бурлят разные мнения по разным вопросам, как здесь, она превращается в некое аморфное пятно. Так же обстоят дела и с такими вещами, как любовь, культура и мир балета… Я считаю, что наши страны должны работать над поддержанием этого разнообразия. И относиться к этому серьезно.

И не могу не спросить напоследок. Вы изучаете взаимодействие тела и мозга со специалистами: психиатрами, психологами… И что в итоге? Вы сами контролируете каждое свое движение? Все время думаете, что делаете, когда двигаетесь?

– Понимаю, что, возможно, произвожу впечатление человека со странностями, но я нормальный. Изучением взаимосвязи движения и мысли я занимаюсь не для того, чтобы контролировать свое тело и тело своих танцоров, а, напротив, чтобы освободиться от контроля. Понимаете? Все гораздо проще, нежели об этом пишут критики.


Для справки

Уэйн МакГрегор родился в городе Стокпорте в 1970 году, изучал танцевальное искусство в Университетском колледже Бреттон-холл и школе Хосе Лимона в Нью-Йорке. В 1992 году основал собственную труппу Wayne McGregor/Random Dance. В 2006 году Уэйн МакГрегор стал штатным хореографом Королевского балета Великобритании. Впервые в истории труппы эту должность занял хореограф, работающий в области современного танца. Он принял участие (как автор, руководитель и хореограф) в историческом совместном проекте Королевского балета и Королевской оперы – постановке шедевров барокко «Ацис и Галатея» и «Дидона и Эней». Помимо балетных спектаклей Уэйн МакГрегор ставил оперы для театров Ла Скала и Ковент-Гарден, создавал хореографию для фильмов, драматических спектаклей, мюзиклов, показов мод и выставок. Специальные инсталляции он делал для Галереи Хейварда, Галереи Саатчи, британской Национальной галереи, музеев в Кэнэри-Уорф и Гластонбери, Центра Помпиду и выставок организации Secret Cinema, а хореографические номера ставил для фильма «Гарри Поттер и кубок огня», клипа группы Radiohead на песню Lotus Flower. Среди других трупп, с которыми сотрудничал хореограф, – балет Парижской оперы, Балет Сан-Франциско, Штутгартский балет, Нью-Йорк Сити Балет, Австралийский балет, Английский национальный балет, труппа NDT1 и труппа Rambert. Его постановки входят в репертуар ведущих балетных трупп мира, включая балет Большого театра, Датский королевский балет, Национальный балет Канады, Бостонский балет и «Джоффри-балле». В июле 2012 года МакГрегор подготовил представление «Большой танец на Трафальгарской площади», прошедшее в рамках Лондонского фестиваля 2012 года и посвященное Олимпийским играм.

Автор: Катерина Павлюченко, фото: Наташа Разина
Источник: http://vtbrussia.ru

Гастроли Мариинки в Риге: публика стала свидетелем любовных сцен.

Вчера сцена Латвийской национальной оперы приняла на себя всю мощь и в то же время грациозность и утонченность танца балетной труппы всемирно известного Санкт-Петербургского Мариинского театра. Мариинка никогда не приезжала в Латвию в подобном составе, даже в советские времена. Надо отдать должное, публика очень тепло приняла артистов, а те, в ответ, щедро раздаривали положительные флюиды. На прошедшем после спектакля «Парк» небольшом фуршете вице-мэр Риги Андрис Америкс поблагодарил россиян за это: «В конце такого тяжелого для всей Латвии года нам нужны подобные эмоции».

Маленький секрет: балетной труппе пришлось пойти на некоторые жертвы — ведь сцена нашей ЛНО намного меньше сцены в Мариинке. Как расказала в интервью Русскому TVNET, педагог-репетитор театра Ванда Лубковская, труппа не просто приехала «на все готовое», а приспособила спектакль именно под латвийскую сцену. «Нам надо было продумать другое месторасположение декораций и артистов. В том и заключается загадочность театра для зрителя, он не знает, что делается за занавесом. Зритель видит только лоск, а у артистов есть и другая сторона их работы, достаточно сложная», — отметила педагог.

Впрочем, в этот вечер посетившие ЛНО высокопоставленные лица — посол России в Латвии Александр Вишняков, вице-мэр Рижской думы Андрис Америкс, госсекретарь Министерства культуры Гунтис Пукитис говорили о другом: гастроли Мариинки стали еще одним звеном в тесном культурном сотрудничестве между Россией и Латвией.

«Наши страны находятся по соседству, нам надо плотнее общаться. Я надеюсь, что наш визит с культурной миссией поможет в этом. Тропинка проложена и мы можем надеятся на более тесное сотрудничество!»,- также заявил художественный руководитель балетной труппы Мариинки Юрий Фатеев. В свою очередь, Вишняков призвал всех собравшихся на after party поднять тост за это.

Кстати, рижская публика стала свидетелем значимого для театра события, ведь вчера впервые в своей жизни молодая балерина Виктория Брилева исполнила ведущую партию в «Парке» — премьера!

Александр Сергеев и Виктория Брилева
Александр Сергеев и Виктория Брилева FOTO: TVNET

«Мне масштабы рижской сцены не мешали, — призналась Русскому TVNET Виктория. Конечно, Мариинская сцена больше, но так как для меня это было первое, волнительное выступление, я не заметила. Держала музыка, держал образ, эмоционально держал мой партнер. Я считаю, что все прошло очень хорошо!

— Скажите, а как вы настраивались на создание эротического образа, ведь в «Парке» довольно откровенная хореография?

— Все приходит со временем. Тем более с Сашей (Александром Сергеевым, партнером Виктории -ред.) у нас довольно теплые дружеские отношения, друг к другу не привыкали, все было спокойно и непринужденно.

— О чем сегодня думали на рижской сцене?

— Улететь в своих мыслях во время танца очень опасно. Был такой момент — волнение, которое попросту выключает мозг, сердце бьется и начинаешь забывать порядок. Но я старалась успокоить себя.

— Признайтесь, без казусов сегодня не обошлось?

— У нас состоялась генеральная репетиция утром, без грима и головных уборов. Но на спектакле было, конечно, по-другому. Были волнения и переживания. Скажу честно, обувь немного спадала и хотелось ее поправить — это сбивало. Трудно работать и босиком (в спектакле артистам приходится танцевать и так — ред.), но мы репетируем, привыкаем и стараемся!

Сегодня Мариинка покажет историю людей, которые играют, танцуют, флиртуют и соблазняют еще раз — на этот раз на сцену выйдут солисты Екатерина Кондаурова и Константин Зверев.

А с Мариинским театром мы не прощаемся — на этот раз в июле 2014 года в Риге планируются гастроли его оперной труппы.

Русский TVNET 18 декабря 2013 годa

Московский ректор петербургской Вагановки: назначение Цискаридзе раскололо балетный мир

Назначение Цискаридзе ректором АРБ имени Вагановой раскололо балетный мир
Назначение Цискаридзе ректором АРБ имени Вагановой раскололо балетный мир

Две самые известные балетные школы — петербургскую и московскую — столкнули лбами. Неожиданное и категоричное назначение безусловной звезды мирового уровня, но при этом москвича Николая Цискаридзе на пост ректора Академии Вагановой не на шутку обеспокоило балетный Петербург. Будут ли сохранены традиции и как смогут ужиться два разных подхода в одном образовательном процессе?

Балетный Петербург лихорадит уже вторую неделю. Неожиданное и категоричное назначение воспитанника московской школы Николая Цискаридзе ректором Академии русского балета столкнуло двух исторических конкурентов. Размашистой, как сегодня выразились педагоги Вагановки, московской и строгой, петербургской. Но главное, что больше всего тревожит академию, — отсутствие гарантий сохранения традиций Агриппины Вагановой. При этом не стоит забывать, что москвич Цискаридзе является учеником любимой воспитанницы Вагановой Марины Семёновой.

Корреспондент НТВ Андрей Курицын узнал, чему учат в балетных школах.

Зал Михайловского театра, затаив дыхание, следит за выступлением Насти Лукиной. На престижном конкурсе молодых исполнителей воспитанница Вагановки единственная вышла на сцену с неклассическим произведением. Хореографию «Парящих» придумала выпускница, преподаватель и тоже Академии русского балета Ксения Зверева. Вместе они завоевали этот Гран-при.

Анастасия Лукина, воспитанница Академии Русского балета имени А. Я. Вагановой: «Это была не просто современная хореография, не просто номер. Это было что-то более высокого уровня».

Но очередной триумф петербургской школы остался где-то на втором плане. Первополосным вышел скандал со сменой руководства Вагановки. Академия восприняла назначенца Цискаридзе в штыки, в воздухе запахло революцией. А накануне балетная оппозиция вновь собрала протестную пресс-конференцию.

Кажется, что в этих стенах любое новое назначение отзовется громким эхом, особенно если решение о смене руководства принимается тихо, без советов с коллективом. В консервативной школе со своими устоявшимися традициями даже случайного посетителя принято приветствовать реверансом. Но это, видимо, тех, кто пришел сюда с миром. Если на этот счет есть сомнения, то принимают в штыки.

Дело может не столько в самой кандидатуре Николая Цискаридзе, а в том, как он здесь появился. Коллектив Академии русского балета в борьбе против новых назначений объединился с ведущими солистами Мариинского театра.

Старейшие педагоги школы, среди которых еще ученики самой Агриппины Вагановой, и знаменитые выпускники, которых рады видеть и на многих зарубежных сценах. Выступающие не скрывали, что с большим уважением относятся к Николаю Цискаридзе и ценят его как великого танцовщика, но готовы стеной стоять, чтобы никто извне не покушался на многолетние традиции академии.

В объективе телекамер смена руководства выглядела так: букет красных роз — уже бывшему ректору Вере Дорофеевой. Букет белых роз — пока не спешащей уходить Алтынай Асылмуратовой. Но откровенная дискуссия проходила уже в закрытом от прессы режиме. Ее видеозапись позже просочилась в Интернет. И стало ясно: заявление по собственному желанию для Веры Дорофеевой — это согласие на предъявленный ультиматум. Ведь на кону стояло болезненное объединение Вагановки с Мариинкой.

Вера Дорофеева, бывший ректор Академии русского балета имени А. Я. Вагановой: «Объединения не будет при условии, что я ухожу с работы и Алтынай уходит с работы. Нужно дать дорогу молодым. Вот такая связь».

Алтынай Асылмуратовой не пришлось ничего говорить. Коллеги пока отстояли ее громкими продолжительными аплодисментами. Делегаты от министерства так и не ответили на главный вопрос вагановцев: что не так с академией? Чиновники ограничились общими замечаниями: ситуация сложная, перестановки назрели, учебное заведение нужно развивать.

В это время интернет-общественность уже прикидывала, кто из высоких покровителей недавно еще безработного Николая Цискаридзе приложил руку к этому назначению. В едких комментариях затерялись такие достоинства московского танцовщика, как диплом юриста и педагогический опыт. И пусть с ленинградским образованием не сложилось, зато петербургскую прописку он уже оформил.

Как сообщает корреспондент НТВ Юлия Олещенко, свою петербургскую квартиру с видом на Львиный мостик Николай Цискаридзе приобрел задолго до нынешнего назначения. Как он сам признавался в интервью, чтобы отдыхать от столичной суеты. И 27 лет назад, выбирая между Ленинградом и Москвой, Вагановкой и Московским хореографическим училищем, для профессионального старта он предпочел белокаменную.

Во многом это решение было обусловлено недружелюбным, грозящим пневмониями климатом Северной столицы и неидеальным здоровьем будущей звезды балета. Его фамилия происходит от грузинского цискари — первая звезда. Выходит, с самого рождения Николай Цискаридзе был обречен на победу.

В 98-м он получит красный диплом о высшем образовании. К этому времени уже шесть лет работая в Большом театре. Свои первые сольные партии он готовил с Улановой и Симачёвым, Семёновой и Фадеечевым.

Один из одноактных балетов специально для Цискаридзе поставил Борис Эйфман. Участвуя не один год в проекте «Короли танца», гастролируя по миру, артист получает все новые и новые звания и награды. При этом, находя время для занятия педагогической деятельностью в Московской государственной академии хореографии и Большом театре. Но этот опыт далеко не все считают предвестником будущей высокой должности в Академии русского балета имени Вагановой.

Во время съемок популярного телевизионного шоу Николай Цискаридзе назвал себя «Последней звездой Большого театра». Взойдет ли светило вновь? В новом качестве, уже на берегах Невы? Без ореола скандальной известности и медийной популярности, в море повседневных забот о процветании легендарного учебного заведения?

Подростком Коля Цискаридзе восхищался Сергеевым и Дудинской — прославленными педагогами Вагановки, их «высочайшим царственным стилем». Возможно, теперь настал момент увидеть разницу между блистать и светить, сиять и греть.

Заверения Цискаридзе: мол, мы с вами одной крови, в стенах Вагановки не нашли поддержки.

Николай Цискаридзе, и. о. ректора Академии русского балета имени А. Я. Вагановой: «Мы все с вами выращены в одной системе. Разногласий быть не может. Как у нас может быть разная школа? Откуда вы знаете? А вы думаете, что все мои учителя, которые выпускались из этих стен, стали учить по-другому, если переехали на 600 километров южнее?»

Ожесточенные споры, сумеет ли московский танцовщик возглавить ведущее учебное заведение Петербурга, с каждым днем звучат все громче. Классический петербургский балет славится строгостью и чистотой владения руками. Кроме того, школа Вагановой известна своими танцовщицами — вот она, душа балета.

Вольная Москва же часто отступает от классики, делает упор на технику и атлетичных танцоров. Сторонники объединения примерно так и рассуждают: если правильные петербургские руки поставить на сильные московские ноги, тогда русский балет поднимется с колен. Сюжет этой «Женитьбы» давно описал классик: «Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича».

Юлия Махалина, прима-балерина Мариинского театра: «У нас в театре тоже танцуют не только представители петербургской вагановской школы. И точно так же в Большом театре танцуют не только представители московской школы. Что же мы разводим вокруг этого такой балаган? Я уже не говорю о том, что явные штрихи английской школы присутствуют в нашей же школе».
Подробнее — в итоговом репортаже НТВ-Петербург.

Источник: телеканал НТВ

Анастасия Асабен

Анастасия Асабен
Анастасия Асабен

Родилась в Санкт-Петербурге.
Окончила Академию Русского балета им. А.Я. Вагановой в 2012 году (класс Ирины Ситниковой).
С того же года в труппе Мариинского театра.

В репертуаре:
«Сильфида» (Нэнси) – хореография Августа Бурнонвиля в редакции Эльзы-Марианны фон Розен;
«Спящая красавица» (Фея Щедрости, Служанка) – хореография Мариуса Петипа, редакция Константина Сергеева;
«Лебединое озеро» (Неаполитанский танец, маленькие лебеди) – хореография Мариуса Петипа и Льва Иванова, редакция Константина Сергеева;
«Баядерка» (Ману, танец баядерок из II действия) – хореография Мариуса Петипа, редакция Владимира Пономарева и Вахтанга Чабукиани;
«Раймонда» (Grand Pas) – хореография Мариуса Петипа, редакция Константина Сергеева;
«Дон Кихот» (Амур) – хореография Александра Горского по мотивам спектакля Мариуса Петипа;
«Свадебка» – хореография Брониславы Нижинской;
«Сон в летнюю ночь» (Бабочка) – хореография Джорджа Баланчина;
«Щелкунчик» (Китайский танец, Франц)  – хореография Василия Вайнонена;
«Бахчисарайский фонтан» (танец с колокольчиками) – хореография Ростислава Захарова;
«Ромео и Джульетта» (нищие) – хореография Леонида Лавровского;
«Сильвия» (Козочка) – хореография Фредерика Аштона;
«Кармен-сюита» (Табачница) – хореография Альберто Алонсо;
«Каменный цветок» (Самоцветы) – хореография Юрия Григоровича;
«Щелкунчик» (Маркитантка) – постановка Михаила Шемякина, хореография Кирилла Симонова;
«Бемби» (Бабочка) – хореография Антона Пимонова;
«Медный всадник» (Девочка-акробат, озорные девицы) – хореография Юрия Смекалова;
«Русская увертюра» – хореография Максима Петрова.

Также в репертуаре:
балеты Ильи Живого: «Е2. Едва. Hardly», SeasonS;
«Старая фотография» – хореография Дмитрия Брянцева;
Adulte – хореография Ильи Живого;
танцы в опере «Садко», «Руслан и Людмила» (танцы чародейств Наины).

Профиль на сайте МТ

Профиль на сайте YB

В Мариинском театре состоится дебют молодого корейского артиста

В Мариинском театре сегодня состоится дебют молодого артиста балетной труппы. В партии Базиля в балете «Дон Кихот» выступит многообещающий молодой артист, стажер театра Ким Кимин. Об этом «БалтИнфо» сообщили в пресс-службе театра.

Танцовщик еще учится на четвертом курсе Корейского национального университета искусств (KNUA), но уже стал Лауреатом международных конкурсов в Риме (первая премия), в Москве (вторая премия), в Джексоне (вторая премия), в Варне (первая премия).

В партии Китри сегодня выступит Валерия Мартынюк.

Источник: www.baltinfo.ru