Интервью с Алёной Ковалёвой, участницей конкурса Prix de Lausanne 2016

Алёна, вы можете представить себя в нескольких словах?

Меня зовут Алёна Ковалёва. Мне 17 лет. Я родом из Санкт-Петербурга, Россия. В прошлом году я стала студенткой Вагановской Академии, после окончания семи классов. (Алена объясняет систему обучения, которая недавно была изменена. Раньше учились девять лет: семь лет – полное среднее профессиональное образование и два года ­– высшее. Теперь получение высшего образования занимает три года, из которых один год – тренинг, после чего студенты могут идти работать в театры, доучиваясь два года по свободному графику).

Алена Ковалева студентка АРБ имени Вагановой

У кого вы учитесь в Академии?

Мой педагог в Академии – Юлия Касенкова. Но в Лозанну я приехала с Ириной Ситниковой, профессором Академии, которая преподаёт у другой участницы конкурса (Лаура Фернандес-Громова).

Академия посоветовала вам принять участие в PrixdeLausanne или это было ваше собственное желание?

На самом деле, я уже подавала заявку в прошлом году, но по определённым  обстоятельствам не смогла принять участие в конкурсе. Поэтому в этом году я поговорила со своими педагогами и ректором, и они дали мне своё согласие. Конечно, каждый приезжает в Лозанну с надеждой победить в конкурсе или, по крайней мере, чтобы показаться, но для меня самое главное – это получить опыт и поработать с новыми педагогами. Преподаватели здесь другие, чем в нашей Академии.

Была ли у вас возможность поговорить о конкурсе с прошлогодними кандидатами – Еленой Соломянко и Дмитрием Задорожним?

Да! Елена сейчас работает в театре (МАМТ в Москве), но мы говорили о конкурсе. Для неё это был положительный опыт, и она дала мне несколько советов.

Какие вариации вы исполняете? И почему их выбрали?

В классике я исполняю вариацию Гамзатти из «Баядерки», а в современном танце – вариацию из «Весны священной» Ричарда Верлока. Выбор вариаций – это был компромисс между моими педагогами, но инициатива всё равно исходила от меня. Я думаю, технически вариация Гамзатти мне подходит. Мне очень интересно создать образ этой гордой принцессы. Вариация содержит довольно сложные элементы, но она очень эффектна на сцене.

Алена Ковалева Prix de Lausanne
Алёна Ковалёва, вариация Гамзатти из балета «Баядерка» (отборочный тур).

Что касается современной вариации, то первым для меня была музыка Стравинского, которая мне очень близка. Эта музыка очень близка русской душе! Мне также было интересно погрузиться в этот дикий мир, мир до цивилизации. Это также немного напоминает жуткий танец Избранницы. Танец, где всегда нужно быть начеку, потому что за ним опасность, и ждет смерть. Очень интересно создать такой мир на сцене.

Алена Ковалева танцует Весну священную на Prix de Lausanne
Алёна Ковалёва, вариация из балета «Весна священная» (отборочный тур).

Как вы готовились к этим вариациям? И к конкурсу в целом?

Этот год у меня очень насыщенный, потому что это мой последний год – год окончания Академии. Традиционно у нас всегда серия выступлений в «Щелкунчике» перед Новым годом. Поэтому мы начали подготовку после Нового года. У нас не было времени репетировать раньше. Я готовилась в течение двух недель, предшествовавших конкурсу. И в течение этого времени я полностью была погружена в подготовку к конкурсу.

Алена Ковалева - Prix de Lausanne

Вы танцевали Машу – ведущую роль – в «Щелкунчике»?

Я очень высокая, и мы не нашли для меня партнера (смеется). Это не проблема в Мариинском театре, но в школе – да! Я танцевала соло в восточном танце и была в четвёрке в вальсе. А также исполняла ведущую роль в «Фее кукол» – это была премьера Академии.

Отличаются ли уроки классики в Лозанне от того, к чему вы привыкли к Академии?

Да. Конечно, здесь та же основа. Но связки, последовательность движений, которые отпечатываются в теле — всё это другое. Это интересно, потому что позже в театре нам придётся работать с разной хореографией. Это также хорошо, потому что заставляет работать мозгами, заставляет быстро соображать.

Алена Ковалева на Prix de Lausanne

Каково ваше прошлое? Как вы познакомились с танцем?

В моей семье нет танцовщиков. Моя мама думала – хорошо, чтобы я танцевала – для тела, для спины, чтобы научиться быть изящной. Я начала ходить на уроки в частной школе. Затем мне предложили пойти на подготовительные курсы в Академию Вагановой. Мне было шесть, и когда я пришла, то увидела, как люди плакали, все это меня немного шокировало. Мне было страшно, но в итоге меня приняли. Я ходила на курсы и постепенно стала получать удовольствие от танца. Эти подготовительные курсы длились три года, а потом в десять лет я поступила в Академию, где и продолжаю учиться.

О чем вы мечтаете после школы? Хотите присоединиться к Мариинскому театру?

Я еще не знаю. Конечно, Мариинский дорог моему сердцу. С малолетства я знаю эту сцену, и сейчас мы танцуем на ней. Но я бы хотела найти театр, который был бы заинтересован во мне, в моей личности. Я хочу, чтобы кто-нибудь нашёл во мне что-то особенное, что позволило бы мне расти дальше.

Вы не боитесь затеряться в кордебалете?

Нет, не боюсь. Но я хочу, чтобы в театре, куда я приду, люди действительно хотели бы работать со мной.

Есть ли балеты или роли, о которых вы мечтаете?

В классическом балете – конечно, «Лебединое озеро», еще я хотела бы станцевать в балете «Юноша и смерть».

Есть ли балерины, которые вам нравятся, которые вас вдохновляют больше всего?

Ульяна Лопаткина!

Источник и оригинал интервью на французском языке: dansomanie.net 5 февраля 2016 г.
Фото: Грегори Батардон и sophia (dansomanie.net)

На сайте АРБ им. Вагановой

Дебюты молодых артистов в балете "Парк"

Сегодня, 19 декабря, в вечернем представлении балета «Парк» на Новой сцене Мариинского театра в роли одной из Дам дебютировала Анастасия Михейкина, в Кавалерах дебютировал Эльдар Янгиров. Поздравляем молодых артистов с прекрасным дебютом!

Сегодня нам языком танца рассказали о таинстве зарождения и развития любви, меняющих всю жизнь героев, восхитительная Екатерина Кондаурова и харизматичный Константин Зверев.
Роли загадочных Садовников исполнили: А.Арсеньев, Н.Лященко, О.Демченко, Д.Лопатин.
Нежных, поминутно падающих в обморок из-за тугих корсетов Дам, не считая дебютантки, исполнили: Маргарита Фролова, Ольга Куликова-Громова, Ольга Белик, Екатерина Иванникова, Виктория Краснокутская, Мария Аджамова, Виктория Брилёва.

Партии Кавалеров, кроме дебютанта исполнили: К.Ивкин, Роман Беляков, Фуад Мамедов, К.Леонтьев, Я.Пушков, И.Левай.

Дебюты молодых артистов в балетах Михаила Фокина

Сегодня вечер на Исторической сцене Мариинского театра — «Вечер балетов Михаила Фокина» был богат на дебюты молодых артистов балета. Алина Сомова сегодня дебютировала в балете «Шопениана», Рената Шакирова, недавняя выпускница АРБ имени Вагановой, впервые танцевала Бабочку в балете «Карнавал», Алиса Русина  первый раз вышла на сцену в трио Одалисок в чудесном балете «Шехеразада».

Алиса Русина и Мария Аджамова
Фото: Instagram Алисы Русиной

От всей души поздравляем молодых артистов балета с успешными дебютами и желаем новых успехов на сцене!

Тодоровский для новой драмы о Большом театре снял трагедию на кировском руднике

В Мурманскую область приехали Александр Домогаров и Николай Качура.

фото из фильма Большой
Новый фильм Тодоровского должен выйти на экраны в 2016 году. Фото: www.todorovsky-company.ru

И снова кировчане чувствуют себя как жители Голливуда: в городе суетятся операторы с камерами, мелькают лица знаменитостей синематографа, ходят люди в одежде, которая лет 15 как вышла из моды, а за ними приглядывают примеры и костюмеры. Но жители горного города уже привыкли к такому оживлению и воспринимают с благодушным культурным спокойствием: фильмы здесь снимают, считай, каждый год, а 4 июля продолжилась работа над новой драмой Валерия Тодоровского «Большой».

Напомним, по сюжету Кировск стал небольшим шахтерским городком, где обнаруживается особая драгоценность — маленькая девочка Юля, которая готова стать новой звездой Большого театра. Но для этого ей надо уехать из провинции, покинуть любимых родителей и в нежном возрасте узнать, что такое конкуренция и жесткий мир искусства, глянцевый лишь на первый взгляд.

В марте этого года группа Тодоровского снимала детство Юли и ее отъезд в Москву. Сейчас на пленку пишут, как повзрослевшая балерина возвращается в отчий дом. Но событие это не радостное.

— Ее папа — актер Николай Качура — работал в шахте, где однажды случилась авария и погибли люди. В городе траур. Снимается сцена похорон, на которых присутствуют родственники, соседи и друзья, — рассказала Анна Ускова, участница массовки будущего фильма. — Для сцены на кладбище отобрали всего 10 человек непрофессиональных актеров.

съемки похоронной процессии
Съемки похоронной процессии напомнили кировчанам о трагедии на руднике. Фото: Анна Ускова.

Мартовские съемки стали для всех задействованных в фильме испытанием. Северное солнце только светит ярко, да вот не греет. Мощи хватило на то, чтобы растопить снег, который так был нужен для красивой картинки. Зато актеры «продавали дрожжи»: съемочный день длился с утра и до позднего вечера, уже через пару часов у людей не попадал зуб на зуб. В этот раз Заполярье снова показало свой крутой нрав.

— В ту ночь, когда снимали похороны, было ужасно холодно, всего +4. Все актеры должны были стоять в тонких курточках. Съемки начались в 9 вечера, а закончились в третьем часу ночи, — делится Анна.

полярный день в Кировске в 3 часа ночи
Вот такой Кировск в 3 часа 15 минут ночи! — восхитился полярным днем Александр Домогаров. Фото: www.facebook.com

Кировчане к бутафорским похоронами отнеслись серьезно, глядя на венки с черными лентами, вздрагивали. Не из суеверия, просто в 2008 году в городе действительно произошла трагедия на шахте. 12 горняков не вышли на свет живыми… Некоторые были совсем мальчишки, 20 лет, только после колледжа, даже не пожили толком. » Как бы снова беду не накликать», — крестилась бабушка, которая случайно шла мимо съемочной площадки и увидела кладбищенский инвентарь.

на съемках фильма Большой
Кладбищенский инвентарь съемочной группы заставил жителей Кировска содрогнуться. Фото: Анна Ускова.

Работа над «Большим» ведется на закрытой площадке. Зевак и журналистов на нее не пускают, а ведь многим хочется взять автограф у Александра Домогарова. Актерский состав у будущего фильма звездный: Алиса Фрейндлих играет роль преподавателя классического танца, но снимают ее в Москве. Зато Домогаров уже второй раз приезжает в Заполярье. На Кольском полуострове он снимался в «Левиафане».

6 июля ночью снимали у нашего Кировского ДК. Декорации поставили, изображающие ночной клуб. Оттуда «пьяного» Домогарова выводили и сажали в такси. На следующий день будут съемки в поезде, — говорит Анна.

И благодаря им увидеть именитого актера смогут уже мурманчане, ведь сцену с поездом будут снимать уже в заполярной столице. Не в обиду будет сказано, наш вокзал выглядит так, словно встречает поезда не в «ворота Арктики», а калитку. Здесь советский дух, здесь СССР пахнет. Реконструкции-то все не видать.

старое фото вокзала в Мурманске
На своей страничке в Фейсбук актер Александр Домогаров разместил советскую карточку с мурманским вокзалом.

Закончится новый этап «камер, мотор!» в Заполярье 8 июля. Но северянам придется подождать еще примерно год, пока они смогут увидеть на большом экране «Большой» — его премьера назначена на 2016 год.

Справка «КП»

Николай Качура известен своими ролями в фильмах и сериалах «Час Волкова», » След», «Зона», «Небо в огне», » Приключения солдата Ивана Чонкина», «Родина» и др.

автор: Мария Пашенкова, источник: КП

Премьера балета Infinita Frida в Александринском театре

Спектакль, поставленный хореографом Юрием Смекаловым и два года назад феерично дебютировавший на родине Фриды Кало, в Мехико, приехал в Петербург. Правда, не в родной для Юрия Смекалова Мариинский театр, а на сцену Александринского. Двухактный балет, посвященный жизни и творчеству мексиканской художницы, не прямолинейно цитирует ее биографию, а рассказывает о силе духа и манящей энергетике как самой Фриды, так и ее картин через жизнь и творчество художницы Лизы. В главной роли – и самой Фриды, и Лизы – выступила солистка Берлинского государственного балета Элиза Кабрильо. Кармическое совпадение: детство Элиза провела в Мехико и жила неподалеку от дома Фриды Кало.

Премьера балета Инфинита Фрида

В главных партиях также заняты: премьеры Мариинского театра Игорь Колб, Владимир Шкляров, балерины Виктория Брилева и Анна Лавриненко; ведущие солисты Берлинского государственного балета Элиза Каррильо Кабрера, Беатрис Кноп, Михаил Канискин (муж Элизы), Дину Тамазлакару, ученица Детской школы балета Ильи Кузнецова Мария Кошкарёва.

Премьера балета Инфинита Фрида

Фото: Ирина Токачева

Источник: www.sobaka.ru

Анастасия Лукина . Академия им. А.Я. Вагановой

В пятницу, 26 июня, в Кремле с ошеломляющим успехом прошел гала-концерт учащихся Академии им. А. Я Вагановой. Чуть ли не впервые в истории вагановцы приехали на гастроли в Москву со специальной программой.
С одной из лучших выпускниц, Анастасией Лукиной , RBi побеседовал об учебе и планах на будущее.

студентка Академии Ваганой Лукина Анастасия

Сложно выделить одно событие за все время обучения в Академии. Это и первый выход на сцену, и каждый последующий, участие в спектаклях Мариинского театра, гастроли. Каждое новое движение, которое выходило хорошо, уже было событием!

Танцами я начала заниматься довольно рано – с 5 лет. Сначала я училась и танцевала в хореографическом кружке, а потом поступила в Вагановскую академию, во многом благодаря бабушке, которая очень любит балет.

Трудности во время учебы всегда встречаются, нужно постоянно работать над собой. В первые годы были сложности с физическими данными, которые нужно было дорабатывать, строго следить за фигурой и за здоровьем. И только потом необходимо было совершенствовать саму сценическую практику: манеру держаться на сцене, партнерские качества, выразительность танца. Порой легче сделать что-то технически, чем донести эмоционально.

Сейчас, при выпуске, нужно выдержать всю нагрузку и ответственность, которая на нас ложится. За этот небольшой оставшийся промежуток времени нужно максимально вобрать в себя то, что дают педагоги, и показать все, что ты усвоил, на выпускном спектакле. Ну и, конечно же, получить удовольствие!

Мой педагог – Людмила Валентиновна Ковалева, величайший профессионал, мастер своего дела и просто замечательный человек. Чуткий репетитор и педагог классического танца, она уделяет большое внимание рукам, спине, стопам, – они должны быть грамотными и, в то же время, выражать эмоции. Но главная её цель, чтобы мы проявили своё я и раскрылись, как артисты.

lukina-2

«Парящие » – хор. Ксения Зверева, партнер Наиль Еникеев Фото В. Комиссарова

В этом году у нас очень интересный репертуар гала-концерта: 1-й акт из балета «Спящая красавица» (хореография М. Петипа) – один из сложнейших классических спектаклей; «Вариации на тему Раймонды» (хореография Дж. Баланчина) – академия обратилась в фонд Баланчина, и к нам приехала Дарла Хувер из NYCB, поставив этот балет на учеников; «Лауренсия» (хореография В. Чабукиани). Я танцую Аврору в «Спящей красавице» и Раймонду.

Мариинский – один из лучших театров в мире, и танцевать на его сцене – большая честь! Но пока я не могу точно сказать, в какую труппу я пойду работать.

Мне хочется попробовать многие партии, но, думаю, роль-мечта все же – Одетта­-­Одиллия из балета «Лебединое озеро». Я обожаю музыку Петра Чайковского. Но я хотела бы попробовать себя и в современной хореографии, например,я уже исполняла современную хореографию Ксении Зверевой, и была бы рада вновь с ней поработать. И, конечно, попробовать себя в хореографии Уильям Форсайта или Иржи Киллиана.

Я очень люблю путешествовать, люблю гастроли. Они приносят новые эмоции, которые служат глотком свежего воздуха в нашем деле.

Особого хобби у меня нет. Разве что чтение книг. Ещё я люблю рисовать, делать что-либо своими руками, когда есть свободное время.

У меня нет страха перед выпуском. Скорее волнение и предвкушение нового старта в самостоятельную взрослую жизнь.

lukina-3

Фото Дарьян Волкова

Источник: BALLET INSIDER

МАРИЯ КОШКАРЁВА

Мария Кошкарева

Родилась в 2005 году в Новосибирске. С 3-х лет занималась в танцевальной студии «Сто тигрят» при Новосибирском хореографическом колледже. С 7 лет – в подготовительном отделении того же колледжа и в детской балетной студии «Пируэт».
С 2013 года проживает в Санкт-Петербурге. Два года занималась в детской школе балета Ильи Кузнецова и в подготовительном отделении Академии русского балета им. А.Я. Вагановой. Принимала участие в спектакле Ю. Смекалова «Камера Обскура» (Ирма) и в спектакле детской школы балета Ильи Кузнецова «Маша и Щелкунчик» (Маша) в постановке П. Базарона.
В июне 2015 года Мария поступила в Академию русского балета им. А.Я. Вагановой.
В июле 2015 года исполнила партию девочки Лизы в спектакле “INFINITA FRIDA”

Сомнения в области балета

Результаты конкурса вызвали вопросы у критиков

Всероссийский конкурс молодых исполнителей «Русский балет» прошел в Большом театре всего во второй раз. Задуманный супругой нынешнего премьера российского правительства Светланой Медведевой ещё два года назад, впервые он был осуществлен тогда же при поддержке Министерства культуры и Фонда социально-культурных инициатив.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

В первых рядах рядом с гендиректором Большого Владимиром Уриным — курирующая культуру вице-премьер Ольга Голодец. Что же касается самого конкурса, то он проводился между учащимися и недавними выпускниками хореографических училищ со всей страны. Отборочный, первый тур был закрытым: каждое образовательное учреждение, подавшее заявку на участие в конкурсе, и определяло участников второго этапа. В этот раз на сцене Большого театра предстало 27 учащихся — студентов выпускных курсов и прошлогодних выпускников из 13 балетных школ России (помимо московских и питерских это хореографические училища из Перми, Новосибирска, Саратова, Красноярска, Казани, Краснодара, а также бурятские, башкирские и якутские колледжи).

Проблемы у участников (в том числе и у большинства лауреатов) были те же, что и всегда бывают на конкурсных выступлениях такого рода: не только неодушевленное, слишком школярское исполнение, отсутствие чувства стиля и немузыкальность, но зачастую и отсутствие танца как такового: под видом танца многие конкурсанты выдавали напоминающий гимнастику набор виртуозных элементов и трюков.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

Что имеем в итоге? Почти все призеры — за редким исключением — представители Московской государственной академии хореографии и Академии русского балета им. Вагановой. И если с присуждением Гран-при (Алексей Путинцев) и «золота» (Дэвид Мотта Соарес и Марфа Сидоренко) москвичам можно было бы и согласиться, то «серебро» и «бронза» доставшиеся представителям вагановской академии (Алена Ледях, Иннокентий Юлдашев) по меньшей мере вызывают вопросы. И чудом в число победителей пробились прыгучий выпускник Новосибирского хореографического колледжа Никита Мальцев («серебро»), выделившийся из числа участников отменно исполненной вариацией Филиппа из балета «Пламя Парижа», и длинноногая и длиннорукая студентка III курса хореографического училища имени Лавровского Анастасия Захарова («бронза»).

Вне всяких сомнений, московская и питерская балетные академии являются лучшими не только в России, но и во всем мире. Однако можно не сомневаться и в том, что будь состав жюри под председательством Юрия Григоровича несколько иным и в него не входили бы руководители соревнующихся балетных академий или училищ (понятно, всей душой радеющих за вверенные им учебные заведения), то результаты конкурса могли бы выглядеть несколько по-другому. Так, в число лауреатов мог бы запросто попасть представитель московского училища при театре танца «Гжель» Алексей Зуев вместе со своей партнершей (в конкурсе не участвовала) Ниной Колосковой, виртуозно и стилистически точно исполнивший незатасканное на балетной сцене «Тирольское па-де-де» датского классика Августа Бурнонвиля из оперы «Вильгельм Телль». Или серебряный медалист смотра-конкурса балетных училищ «Гран-при Михайловского театра» (а кроме того, других престижных балетных состязаний), обладатель удлиненных линий Юрий Кудрявцев из Красноярска. Уж на что на что, а на «бронзу», в результате отданную вагановской академии (училищам за победителей полагалось: за «бронзу» — 100 тыс., за «серебро» — 150 тыс., за «золото» — 200 тыс., за Гран-при — 300 тыс. рублей), претендовать они точно могли.

фото с Всероссийского конкурса молодых исполнителей «Русский балет» в Большом театре
Фото: Павел Рычков

Вообще же вопрос с жюри на подобного рода состязаниях нужно решать кардинально. Либо совсем не включать сюда представителей учебных заведений, участвующих в конкурсе, либо лишать их права голоса при оценке своих подопечных. В противном случае подавляющее большинство участников будет находиться в заведомо неравных условиях (особенно в невыгодном положении находятся периферийные учебные заведения), а непосредственно перед началом соревнований (как в этот раз) в кулуарах будут уверенно называть имена будущих победителей.

Автор: Павел Ященков Источник: www.mk.ru

История любви: Иван Васильев и Мария Виноградова

Иван Васильев Мария Виноградова

Нормальные мужчины сейчас так не делают. Не выстилают пол от входной двери до гостиной лепестками роз и не надувают шарики, чтобы с максимальной пышностью обставить момент вручения кольца Graff. Но Иван Васильев не претендует на роль нормального. Он претендует на роль принца. И из Большого в Михайловский два года назад он ушел в том числе и потому, что ему давали героические роли, а хотелось быть Зигфридом, Альбертом, Дезире. В Большом он, скорее всего, будет танцевать «Ивана Грозного» — царя, но не принца, зато собственную жизнь обустраивает на свой вкус.

Лепестки — слишком театрально? Только не для Ивана. Друг Васильева, ювелир Петр Аксенов, в своей фирменной московско-усадебной манере сообщая о том, что танцор намерен «падать на колено», выдерживает театральную паузу. Петр в Москве знает все и про всех, но в разговоре со мной играет в партизана. Напрасно – Иван к тому моменту на колено уже упал, и Мария летом выйдет за него замуж. Однако рано делать иронические выводы о наивных влюбленных. Ваня и Маша — не дети и не позеры. Они принципиально не такие, как все. Особенно Иван. Или Маша. Не знаю, кто больше. Наверное, все-таки Иван.

«Какой он человек? Лучший. Мой, — Мария говорит о любви самыми простыми словами, без популярного в рублевских женских гостиных психоанализа. И сглазить не боится: она вообще не робкая. — Не в том смысле, что он моя собственность. Он мой человек. Мне с ним удобно. Больше всего на свете, после меня, конечно, он любит докторскую колбасу — это его страсть. Ваня сделал предложение с шариками и лепестками — это его выбор, и он мне не показался смешным». — «Сколько каратов в камне?» — «Я не понимаю».

балерина Мария Виноградова

Зато безумие поступка если не понял, то по достоинству оценил продюсер Ивана (а также не посторонний человек для Дианы Вишневой, Натальи Осиповой, Полины Семионовой, а с недавних пор и Роберто Болле, звезды Ла Скала и лица Dolce&Gabbana) Сергей Данилян, Дягилев нашего времени. Для справки: кольцо Graff из розового золота с белым бриллиантом посередине и розовыми по периметру стоило пятьдесят тысяч долларов. «Мне тяжело дать оценку этому жесту. Ваня попросил: «Отвезите меня туда, где вы купили кольцо своей супруге». Но я купил его Гае к тридцати­летию нашей семейной жизни и только сейчас смог его себе по­зволить. А Ваня решил сделать такой подарок в свои двадцать пять. Я понимаю, что у него сейчас есть средства и он может их потратить. А с другой стороны, завтра у него может вообще ничего не быть. Не дай бог травма, не дай бог пенсия. У Ивана очень высокие гонорары. Двенадцати спектаклей «Соло для двоих» и двена­дцати спектаклей нью-йоркского тура Михайловского теат­ра ему хватило, чтобы выкупить квартиру в Питере».

Данилян говорит, что балетные девочки крепкие: если стукнут, мало не покажется. Но Маша эфемерна, у нее невероятно тонкие руки, которыми она точно не собирается своего Ивана бить. У нее татуировка на правой стопе возле пальцев (не кривых, не перело­манных и не стертых в кровь пуантами, что бы ни говорили те, кто ни одной балерины без одежды вблизи не видел) — «турецкие огурцы», как на тканях Etro. И русалочьи глаза — голубые с темным ободком, и это не контактные линзы. А Иван… Пока команда Tatler переодевает Машу для следующего кадра в номере гостиницы «Украина», Иван засыпает в кресле, как Штирлиц, — в момент. Он в одних джинсах, и невозможно не смотреть на его торс. Докладываю — это равнобедренный треугольник из идеально отполированной кожи. Смот­реть на чужого жениха как на произведение искусства можно, не возбраняется. Можно даже оправдывать свое сердцебиение и головокружение синдромом Стендаля — это когда произведение искусства так сильно на тебя воздействует, что начинаются галлюцинации. А можно и не оправдывать — в конце концов, искусство балета принадлежит народу, и любоваться можно сколько угодно.

Иван Васильев Мария Виноградова

«Из него счастье прет просто, — говорит строгий Данилян по­сле того, как подробнейшим образом аргументирует свою ярость по поводу Ваниной декабрь­ской травмы: для танцовщика надрыв крестообразной связки колена и, как следствие, отмененные выступления — это не по­вод пожалеть больную ножку, а свидетельство неорганизован­ности, безответственного отношения к своему телу. С этим не спорит даже влюбленная Маша. — Они с ней как два цветка. Хорошо политых с утра. И расцветших».

Их роман выглядит как первая любовь — но нет, она не  первая. Мария без лишнего шума была замужем за Александром Савицким, владельцем компании «Трехмер», делающей компьютерную графику для рекламы, кино и телевидения. А у Ивана история была громкая — роман с балериной Натальей Осиповой. Когда-то их свел Алексей Ратманский, двигая вместе и вверх в Большом. С Наташей они уехали из Москвы в Петербург к Владимиру Кехману. С ней же до сих пор танцуют разрывающее сердце «Соло для двоих». Но Наталья хотела в Лондон, это сильно осложняло отношения и в итоге их прекратило. Скорее, по ее инициативе — о личной жизни такие вещи трудно говорить определенно. Сейчас Осипова — прима лондонского The Royal Ballet в Ковент-Гарден, у нее другая жизнь. Но когда в Москве в декабре на юбилейном вечере Даниляна «Ардани 25» Васильев не смог танцевать из-за травмы, Наталья в «Соло» отказалась выходить на сцену с другим партнером: этот танец ставился для них с Иваном, и по-другому она его себе не представляет.  Васильев говорит, что Маша и Наташа знакомы и хорошо общаются. Маша не спорит.

Иван Васильев Мария Виноградова

Жених и невеста не могут друг от друга оторваться, держатся за руки и целуются прилюдно — то ли получают удовольствие от того, что другие смотрят, то ли им просто все равно. Иван вообще не слишком беспокоится о том, кто что про него скажет. Его даже не тревожит тот факт, что на белом свете существует Николай Цискаридзе. «Я не в ссоре с ним, это все враки. Мы ­недавно в Михайловском танцевали «Тщетную предосторожность» вместе, он был вдовой Симоной, я Каленом. У нас замечательные отноше­ния.

Это же театр — тут слухов больше, чем событий. Один скажет:  «Представляешь, у него все волосы выпали». А другой добавит: «Да, все выпали, и растут теперь зеленые». Скучно ведь просто идти смотреть спектакль, надо, чтобы скандалы, интриги, рас­следования». Ну, на совсем пустом месте зеленые волосы не растут, тем более что Николай Максимович — человек ироничный. Ходит такая байка, что, когда Ваня с Машей в Большом танцевали вместе (он — Спартака, она — Фригию, что, кстати, и стало началом их романа), Цискаридзе не отказал себе в удовольствии спросить Васильева, мальчика из поселка Тавричанка Надеждинского района Приморского края: «А ты читал «Спартака»?» Мальчик ему в ответ: «Зачем мне читать «Спартака», я смотрел фильм «Гладиатор». Иван этого диалога не помнит, но даже если бы он на самом деле имел место, то унижение, которое он испытал от старшего товарища, прошло бесследно и безболезненно. Спартак растет с бешеной скоростью, впитывает информацию как губка, увлекся оперой. Первое свидание, на которое он пригласил Машу, было все в том же Большом, но на опере — «Дона Карлоса» смотрели, сидя в третьем ряду. Она была в длинном платье-бандаже Rick Owens, туфлях Prada и с сумкой Chanel. Как сейчас помнит.

Иван Васильев Мария Виноградова

Иван потрясающий танцовщик: он прыгает до небес, приземляется на землю как кошка. Некоторые говорят, что он слишком корпулентен для принца Дезире в «Спящей красавице», что в Минском хореографическом училище его в первую очередь натаскивали на трюки, но зато у него харизма такая, что партер и кресла — все блестит. Когда он танцевал «Баядерку» в Нью-Йорке, газеты писали, что тестостерон на сцене выделяется в таком количестве, что его хватает даже на тех, кто в зале. В первом эпизоде он после охоты, на которой убили тигра, и ты действительно веришь, что тигр был убит. Но у Ивана Васильева, заслуженного, между прочим, артиста Российской Федерации, есть грех — называется Sony PlayStation. Игровых приставок в его жизни много: «В Питере стоит одна. И в Нью-Йорке лежит. И в Милане. В Москве тоже есть, но она у мамы осталась. И у брата моего в гримерке миманса есть, я к нему прихожу, и мы играем в Call of Duty. Редко, когда время есть. В Большом вообще есть приставки, ребята пользуются. С Сарафановым (Леонид Сарафанов — премьер Михайловского теат­ра. — Прим. Tatler) мы играли на них в футбол. Но есть игры лучше футбола — если часик помочить компьютерных дя­дек, потом не хочется никого убивать».

На нашей съемке он в перерывах не только спал — чаще хватал телефон и играл в «Битву замков», надеясь, что ему выпадет быть супергероем Росомахой. Из московского гнезда на «Маяков­ской» Маша приставку выселила и вообще, похоже, намерена не­навяз­чиво вести молодого человека дорогой добра. Она ему готовит, он боготворит ее суп том-ям. После открытия Олимпиады в Сочи Ваня мгновен­но засобирался домой, потому что Маша прислала ему на WhatsApp фотографию котлет с гречкой, но его такси развернули: президент Путин пригласил звезд церемонии к себе — праздновать.

Иван Васильев Мария Виноградова

Как только Иван залечит ногу, за ним придется пристально следить. Записываем: в планах у него «Лебединое озеро» в Лондоне, «Утраченные иллюзии» и «Спартак» в Большом, «Майерлинг» в Станиславского, «Дон Кихот» и «Тщетная предосторожность» в Михайловском. И гастроли с Большим в Бразилии. И проект «Соло для двоих» в России и Нью-Йорке. К этому надо добавить еще одно обстоятельство — Иван Васильев и Мария Виноградова теперь просто обязаны стать роскошным украшением светской жизни двух столиц. Иван не боится общества, на открытии прошлого весеннего сезона в American Ballet Theatre (главный смотр балетных богатых и знаменитых) он был великолепен и не нуждался в представлении — его и так все знают. Но в Москве они с Машей едят в «Цветении сакуры» рядом с домом и «Рыбном базаре» на Патриарших, в Питере — в «Тархуне» и «Рибае». В «Угольке» их однажды обидела хостес, и больше они туда не ходят.

Мария тянется к свету — она уже знает, какую роль в нем играют кутюрные платья и бриллиантовые диадемы, но Иван тянет ее домой — там Apple TV, чтобы смотреть кино в постели, и ароматические свечки, которые он привез из парфюмерной лавочки напротив Ла Скала. Он их зажигает, когда готовит Ма­ше ванну. Хочет ребенка. И домик у моря — в идеале на острове около Позитано, который когда-то принадлежал Нурееву. Пишет стихи. В нем вообще есть что-то есенинское — немного странный имидж для современного светского льва, но он не про имидж. Он, никого не слушая, упорно стремится жить так, как ему нравится, и с той, кого любит.

Источник: Tatler Фото: Данил Головкин Текст: Ольга Зарецкая